Общественная и культурная жизнь СССР в 1965-1984 гг.


Общественно-политическая и литературно-художественная жизнь

Накануне созыва XXIII съезда КПСС ряд видных представителей советской либеральной интеллигенции, вполне сознательно взбудораженных слухами о возможной реабилитации И.В. Сталина на предстоящем партийном съезде, в середине февраля 1966 г. направили в адрес Л.И. Брежнева и других членов Президиума ЦК так называемое «письмо двадцати пяти». В этом послании, которое подписали академики Л.А. Арцимович, П.Л. Капица, И.Е. Тамм, И.М. Майский, М.А. Леонтович, С.Д. Сказкин и А.Д. Сахаров, писатели и поэты К.П. Паустовский, К.И. Чуковский, В.П. Катаев, В.П. Некрасов, В.Ф. Тендряков, С.Н. Ростовский и Б.А. Слуцкий, художники П.Д. Корин, Ю.И. Пименов, Б.М. Йеменский и С.И. Чуйков, деятели театра и кино Г.А. Товстоногов, М.И. Ромм, А.А. Попов, О.Н. Ефремов, И.М. Смоктуновский, М.М. Плисецкая и М.М. Хуциев, говорилось об абсолютной недопустимости «частичной или косвенной реабилитации И.В. Сталина» и о предании гласности фактов «совершенных им жутких преступлений». Более того, в своем письме его авторы высказали «глубокое беспокойство» по поводу возможности частичного пересмотра решений XX и XXII съездов КПСС, после того как стало известно о «поистине страшных фактах преступлений И.В. Сталина и его ближайшего окружения».

Быстрое распространение информации об этом письме привело к тому, что уже 25 марта 1966 г. еще ряд видных деятелей науки и культуры, в частности академики А.Н. Колмогоров, Б.Л. Астауров, А.И. Алиханов и И.Л. Кнунянц, писатели С.С. Смирнов, И.Г. Эренбург и В.Д. Дудинцев и видные представители художественной интеллигенции — И.В. Ильинский, Г.Н. Чухрай, В.И. Мурадели и другие отправили аналогичное письмо в Президиум ЦК под названием «письмо тринадцати», выразив в нем свою полную поддержку авторам «письма двадцати пяти». Авторы нового послания также заявили, что «возможная реабилитация И.В. Сталина, в какой бы то ни было форме, явилась бы бедствием для нашей страны и для всего дела коммунизма» и в категорической форме высказались против нее.

Своеобразным ответом на эти два письма сознательно «возбужденной» интеллигенции прозвучало выступление на XXIII съезде КПСС первого секретаря МГК КПСС Н.Г. Егорычева, который заявил, что «в последнее время стало модным выискивать в политической жизни страны какие-то элементы так называемого «сталинизма», и как жупелом пугать им общественность, особенно интеллигенцию. Мы говорим им: не выйдет, господа!». И хотя кроме этого единственного выступления, видимой реакции на эти письма де-факто не последовало, на самом партийном съезде пересмотра решений XX и XXII съездов КПСС, осудивших сталинский культ, не последовало.

Хотя такие настроения в верхних эшелонах власти явно существовали. В частности, в декабре 1969 г., накануне сталинского юбилея, Политбюро ЦК специально обсуждало вопрос о публикации в «Правде» статьи, посвященной этому событию. Ряд членов высшего партийного ареопага, в частности, Н.В. Подгорный, А.П. Кириленко, А.Я. Пельше и Б.Н. Пономарев, по разным мотивам высказались против публикации такой статьи. Однако большинство членов и кандидатов в члены Политбюро ЦК и Секретариата ЦК, в частности, Л.И. Брежнев, А.Н. Косыгин, М.А. Суслов, А.Н. Шелепин, П.Е. Шелест, Г.И. Воронов, К.Т. Мазуров, Д.А. Кунаев, Д.Ф. Устинов, В.В. Гришин, В.В. Щербицкий, М.С. Соломенцев, И.В. Капитонов и Р.Ш. Рашидов, не только активно высказались за публикацию такой статьи, но и впервые публично осудили разоблачения сталинского культа, что, по их справедливому мнению, нанесло колоссальный «удар по престижу и устоям нашей страны и всему рабочему и коммунистическому движению в мире».

Помимо либеральной фронды объективно оппозицию брежневскому руководству представляли и несколько легальных общерусских организаций и движений, выражавших национально-государственные интересы России и русского народа. Одним из таких центров русских национальных сил стало основанное в 1966 г. Всероссийское общество охраны памятников истории и культуры (ВООПИК), о необходимости создания которого еще в хрущевские времена писали известный историк и археолог профессор Н.Н. Воронин, выдающийся скульптор С.Т. Коненков, историк и литературовед профессор Д.С. Лихачев и другие. Духовными руководителями этого движения были видные русские патриоты: выдающийся археолог и историк академик Б.А. Рыбаков, крупнейший физико-химик академик И.В. Петрянов-Соколов, великий русский композитор Г.В. Свиридов, знаменитые художники П.Д. Корин, Н.А. Пластов и И.С. Глазунов, выдающиеся писатели Л.М. Леонов, В.А. Солоухин и В.Д. Иванов и многие другие. А всю подготовительную и организационную работу по созданию этого общества провели несколько замечательных людей — выдающийся советский архитектор-реставратор П.Д. Барановский и его соратники по русскому патриотическому клубу любителей памятников истории и культуры «Родина» Л.И. Антропов, Г.И. Гунькин и В.А. Десятников. В июле 1965 г. председатель Совета Министров РСФСР Г.И. Воронов подписал постановление о создании ВООПИК, а в июле 1966 г. состоялся Учредительный съезд ВООПИК, который возглавил заместитель председателя Совета Министров РСФСР В.И. Кочемасов.

В 1968-1969 гг. в составе патриотического клуба «Родина» на базе его секции по комплексному изучению русской истории и культуры действовал так называемый «Русский клуб». Он представлял собой негласное объединение русской интеллигенции, где впервые за многие годы стали обсуждаться животрепещущие вопросы формирования русской духовности и культуры, в том числе через новое прочтение великого наследия выдающихся русских мыслителей прошлого столетия — Н.Я. Данилевского, М.Н. Каткова, К.Н. Леонтьева, К.П. Победоносцева, В.В. Розанова и других.

Членами этого клуба стали молодые историки и литературоведы В.В. Кожинов, А.Г. Кузьмин, О.Н. Михайлов, С.И. Шешуков и А.П. Ланшиков, писатели А.И. Байгушев и В.А. Чивилихин, поэты И.И. Кобзев, С.Ю. Кунаев, Г.В. Серебряков и В.В. Сорокин, журналисты В.Д. Захарченко, А.В. Никонов и Е.И. Осетров, художник И.С. Глазунов, архитекторы-реставраторы В.А. Виноградов, О.И. Журин и другие. А неформальными лидерами «Русского клуба» стали известный русский писатель Д.А. Жуков, историк С.Н. Семанов и литературовед П.В. Палиевский.

Заметной вехой в возрождении русского национального самосознания стали организованная ВООПИК в мае 1968 г. новгородская конференция «Тысячелетние корни русской культуры», на которой выступили десятки видных деятелей русской науки и искусства. В 1969 г. члены «Русского клуба» приняли активное участие в дискуссии, развернувшейся на страницах журнала «Вопросы литературы», о месте и роли славянофилов в истории нашей страны, в результате чего произошла их частичная реабилитация и сняты традиционные ярлыки «реакционеров» и «прислужников царизма».

Ряд современных авторов (А. Вдовин, Н. Куценко) полагает возможным считать это объединение своеобразной «Русской партией», организационное оформление которой произошло в конце 1966 г. и костяк которой составили И.В. Петрянов-Соколов, О.В. Волков, П.В. Палиевский, В.В. Кожинов, С.Н. Семанов, Д.А. Жуков, А.П. Ланщиков и М.Н. Любомудров. Возродив давнюю традицию русского патриотизма, эта «партия» была на грани своего превращения в широкое национальное движение, однако в результате чисток общества органами КГБ, который в мае 1967 г. возглавил Ю.В. Андропов, этого, увы, не произошло.

Со второй половины 1960-х гг. значительно усилился идеологический контроль за всеми средствами массовой информации и учреждениями культуры. Основанием для этого стало принятое в январе 1969 г. постановление ЦК «О повышении ответственности руководителей органов печати, радио, телевидения, кинематографии, учреждений культуры и искусства за идейно-политический уровень публикуемых материалов и репертуара». В результате этого советская цензура нередко совершенно необоснованно стала запрещать выпуск различных художественных и публицистических произведений, кинофильмов, организацию художественных выставок и т.д. Особый приоритет стал отдаваться выпуску произведений исключительно на историко-революционные, военно-патриотические и производственные темы.

Вместе с тем, в советском обществе сохранялся и определенный плюрализм литературного и общественно-политического процесса, который находил свое зримое отражение в работе многих популярных литературно-художественных журналов. У либералов был свой журнал «Новый мир», который по-прежнему возглавлял А.Т. Твардовский. У «твердых партийцев» таковыми оставались журналы «Октябрь» и «Огонек» во главе с В.А. Кочетовым и А.В. Софоновым. А у так называемых «почвенников», или «славянофилов» основными идейными рупорами стали три журнала — «Молодая гвардия», «Наш современник» и «Москва», редакции которых возглавляли А.В. Никонов, С.В. Викулов и М.Н. Алексеев.

Власть, стремясь не допустить дальнейшего размежевания творческой интеллигенции, в 1970 г. наносит одновременный удар и по либералам, и по русофилам.

В феврале 1970 г. на заседании секретариата Союза писателей СССР была подвергнута резкой критике редакция журнала «Новый мир», поводом для которой стала публикация за рубежом знаменитой поэмы А.Т. Твардовского «По праву памяти». Все попытки либеральной литературной общественности защитить своего главного редактора ни к чему не привели. В результате тяжело больной А.Т. Твардовский за полтора года до смерти вынужден был уйти со своего поста, и «хрущевская линия», которая твердо проводилась этим журналом все последние годы, была фактически прервана, хотя его и возглавил скрытый либерал В.А. Косолапов.

Так называемой «идеологии сталинизма» продолжали объективно противостоять и ряд известных писателей-«деревенщиков», в частности, Ф.А. Абрамов, В.И. Белов, Б.А. Можаев, В.Г. Распутин, В.Ф. Тендряков и М.Н. Алексеев, ярко показавшие в своих произведениях негативные последствия сталинской коллективизации для судеб советской деревни.

В ноябре 1970 г. состоялось заседание Секретариата ЦК, на котором был нанесен ответный удар по русофилам. В частности, за публикацию статей известного литературного критика В.И. Чалмаева «Великие искания» и «Неизбежность» и «антисоветского» романа И.А. Ефремова «Час Быка» с поста главного редактора журнала «Молодая гвардия» был снят А.В. Никонов, которого заменил поэт Ф.Е. Овчаренко. Формальным поводом для этой отставки послужило обращение Ч.Т. Айтматова, В.И. Амлинского, В.Д. Цыбина и других писателей-партийцев, в котором В.И. Чалмаев был подвергнут жесткой, но абсолютно неоправданной критике со стороны космополитических и партийных литераторов, сочинивших на него донос в ЦК КПСС, где его обвинили в «идеализации старины» и «отходе от марксистских классовых позиций». Этот донос был положен в основу печально знаменитой «Записки» и.о. заведующего Агитпропом ЦК КПСС и будущего «архитектора горбачевской перестройки» господина А.Н. Яковлева, в которой журналу «Молодая гвардия» вменялось в вину его «опасное отступление от ленинских принципов партийности, внеклассовое и внесоциальное толкование народности, идеализация дореволюционной России» и т.д.

Инструктору ЦК Ф. Овчаренко поручили «выправить» русофильскую линию журнала и сделать его советским, а не русским. Новый главный редактор удовлетворился уходом из редакции двух-трех самых «одиозных» фигур, и заметного изменения линии журнала так и не произошло. Вскоре он скончался, и в 1972 г. пост главного редактора журнала занял выдающийся русский писатель А.С. Иванов, автор знаменитых романов «Тени исчезают в полдень» (1963) и «Вечный зов» (1970-1972), которые имели огромную популярность у миллионов советских читателей. В результате «Молодая гвардия» вновь заняла прочные позиции на «правом фланге литературно-общественного фронта».

Противодействие властей и либеральной критики испытала на себе и редакция журнала «Октябрь», которую возглавлял известный советский писатель В.А. Кочетов. Публика долго оставалась взбудораженной публикацией его романов «Угол падения» (1967), «Чего же ты хочешь» (1969) и «Молнии бьют по вершинам» (1973), а также публикацией романов И.М. Шевцова «Любовь и ненависть» (1969), «Во имя отца и сына» (1970) и «Набат» (1979). Все эти романы, изображавшие либеральных интеллигентов как настоящих империалистических агентов, невзирая на их показной просоветский культурно-политический курс, считались партийными властями не очень уместными и слишком откровенными. В частности, роман «Чего же ты хочешь» был полон критики и неприятия разоблачений советской истории, сделанных на хрущевских партийных съездах, и глубокого убеждения в тотальной вредоносности западного влияния на нашу культуру и страну. Более того, он был направлен не только против либеральной прозападной интеллигенции, но и против доморощенных почвенников — «националистов» и «славянофилов».

В печати о самом И.М. Шевцове говорили вообще-то довольно редко, но в целом все его произведения подвергались разносной критике как «идеологически ошибочные», искажающие политическую и культурную жизнь страны. Особенно резкому неприятию и осмеянию его романы подвергались в самиздатской печати либерального толка. От «прозападных либералов» не отставали и функционеры Агитпропа ЦК, которые постоянно пытались не допустить публикации его романов, а когда этого не удавалось сделать, всячески поддерживали все кампании по их дискредитации и осуждению. В этом «неблаговидном деле» они почти всегда пользовались покровительством и поддержкой второго секретаря ЦК М.А. Суслова и главы Агитпропа ЦК А.Н. Яковлева.

Именно с их подачи жесткими репрессиями закончилась публикация романа И.М. Шевцова «Наши», в котором был остро поставлен «еврейский вопрос» и подвергнуты резкой критике сионистское подполье и его покровители в аппарате самого ЦК. Главный редактор издательства «Современник» В.В. Сорокин, выпустивший этот роман в свет, был сразу снят с работы, а на выпуск книг писателей-русофилов на несколько лет был наложен негласный запрет. Несмотря на жесткую цензуру, время от времени появлялись и другие сочинения подобного рода, в частности, книга публициста Ф.Н. Нестерова «Связь времен» (1980), ставшая своеобразным национал-большевистским манифестом, направленным на борьбу с русофобией и нигилистическими концепциями русской истории.

В ноябре 1971 г. под очередным давлением партийных сатрапов из Агитпропа ЦК секретариат Союза писателей РСФСР на своем заседании подверг резкой критике редколлегию журнала «Октябрь» за «ложные и путаные общественно-политические утверждения ряда журнальных публикаций». В ноябре 1973 г., сразу после самоубийства В.А. Кочетова, главным редактором этого журнала был назначен А.А. Ананьев, в результате чего этот журнал вновь вернулся к относительно либеральной линии в оценке многих явлений и прошлого, и настоящего нашей страны.

На протяжении всех 1970-х гг. кураторы советских писателей из ЦК и литературные критики, выражавшие их интересы и настроения, всячески старались воспрепятствовать перемещению центра общественно-литературной жизни из «Нового мира» и «Октября» в журналы «Молодая гвардия», «Наш современник» и «Москва». Сделать им это не удалось. Откровением и потрясением для многих русских людей стали «Письма из Русского музея» (1966) и «Черные доски» (1969) В.С. Солоухина; «Уроки французского» (1973), «Живи и помни» (1974) и «Прощание с Матерой» (1976) В.Г. Распутина; «Привычное дело» (1966), «Плотницкие рассказы» (1968) и «Кануны» (1972) В.И. Белова; «Краюха» (1968), «Ивушка неплакучая» (1971) и «Драчуны» (1982) М.Н. Алексеева; «Живой» (1968) и «Мужики и бабы» (1976) Б.А. Можаева; «Белый Бим Черное ухо (1972) Г.Н. Троепольского; «Берега» (1971), «Красное вино победы» (1971) и «Усвятские шлемоносцы (1977) Е.И. Носова; «Любавины» (1965), «Я пришел дать вам волю» (1971), «А поутру они проснулись» (1973) В.М. Шукшина; «Последний поклон» (1968), «Слякотная осень» (1970) и «Царь-рыба» (1976) В.П. Астафьева; «Прощай, Гульсары!» (1966), «Белый пароход» (1970), «Ранние журавли» (1975), «Пегий пёс, бегущий краем моря» (1977) и «Буранный полустанок» (1980) Ч.Т. Айтматова; «Судьба» (1972) и «Имя твое» (1978) П.Л. Проскурина; «Не стреляйте в белых лебедей» (1973) Б.Л. Васильева и другие прекрасные произведения советской классической литературы.

Кроме того, большой популярностью у читателей пользовались исторические романы Д.М. Балашова («Марфа-посадница» 1972, «Младший сын» 1975, «Бремя власти» 1981), В.А. Чивилихина («Память» 1976-1982) и В.С. Пикуля («Пером и шпагой» 1972, «Моонзунд» 1973, «Слово и дело» 1975, «У последней черты» 1979), а также блестящие научно-художественные биографии А.В. Суворова, С.О. Макарова, А.А. Брусилова, Г.Р. Державина, Ф.М. Достоевского, И.А. Гончарова, С.Т. Аксакова и других великих россиян, изданные в серии ЖЗЛ, которую возглавлял С.Н. Семанов.

В годы «брежневского застоя» дальнейшее развитие получила и знаменитая «лейтенантская проза», представленная многими произведениями выдающихся советских писателей, таких, как В.М. Кожевников («Шит и меч» 1965); К.М. Симонов («Последнее лето» 1971, «Случай с Полыниным» 1971, «Двадцать дней без войны» 1972); Ю.В. Бондарев («Горячий снег» 1970, «Берег» 1975, «Выбор» 1980); А.А. Ананьев («Межа» 1970, «Версты любви» 1972, «Годы без войны» 1984); Г.Я. Бакланов («Был месяц май» 1971, «Навеки девятнадцатилетние» 1979); В.В. Быков («Круглянский мост» 1968, «Сотников» 1970, «Обелиск» 1971, «Дожить до рассвета» 1972, «Его батальон» 1975); Г.М. Марков («Орлы над Хинганом» 1967, «Моя военная пора» 1979); Е.И. Носов («Красное вино победы» 1971); И.Ф. Стаднюк («Война» 1971—1980); Б.Л. Васильев («А зори здесь тихие» 1972, «А завтра была война» 1984); Д.А. Гранин и А.М. Адамович («Блокадная книга» 1977-1981) и другими.

Особое место в истории русской национальной литературы того времени занимает творчество великого русского поэта, наследника «есенинской традиции» Николая Михайловича Рубцова, при жизни и сразу после гибели которого вышло несколько сборников его стихов — «Лирика» (1965), «Звезда полей» (1967), «Душа хранит» (1969), «Сосен шум» (1970), «Зелёные цветы» (1971), «Последний пароход» (1973) и «Подорожники» (1975).

Многие из этих публикаций вызвали самый живой интерес во всем советском обществе, но некоторые из них стали причиной довольно жестких репрессивных мер со стороны ЦК и КГБ СССР, которые умело направлялись главными «интернационалистами», а по сути, русофобами в верхних эшелонах власти — М.А. Сусловым, Ю.В. Андроповым и А.Н. Яковлевым. Одной из самых знаковых попыток повернуть литературный процесс вспять и остановить мощную русификацию общественного сознания стала печально знаменитая статья «Против антиисторизма», опубликованная в ноябре 1972 г. в «Литературной газете», которую возглавлял известный советский писатель и литературный флюгер А.Б. Чаковский, прославившийся своими конъюнктурными романами «Блокада» (1969) и «Победа» (1979). Сама эта статья была подготовлена группой инструкторов Агитпропа ЦК КПСС и опубликована за подписью их главного начальника, доктора исторических наук тов. А.Н. Яковлева, получившего эту высокую ученую степень за «научную» критику теорий американского империализма по проблемам войны и мира.

В этой статье главный «партийный демократ» и будущий «архитектор горбачевской перестройки», воскресив бухаринскую русофобию первых лет советской власти, с особой неприязнью ко всему русскому писал: «То, что жизнь и уклад русского мужика порушили вместе с милыми его сердцу святынями в революционные годы, так это было не от злого умысла и невежества, а вполне сознательно, поскольку «справного мужика» надо было порушить». Обрушившись на русских писателей и критиков М.П. Лобанова, В.В. Петелина, В.И. Чалмаева, В.В. Кожинова и других, всегда ратовавших за сохранение самобытной русской культуры, А.Н. Яковлев в унисон с творцами проекта уничтожения неперспективных русских деревень, в частности, мадам Т.И. Заславской, цинично декларировал, что «сегодняшние ревнители патриархальщины, восторгаясь созданным ими иллюзорным миром, защищают то прошлое в жизни крестьянства, с которым без какого-либо сожаления расстался современный колхозник».

Статья и обвинения в ней были составлены настолько топорно, что по своей сути бросали вызов всей русской интеллигенции. С протестом против этой откровенно русофобской статьи выступила большая и влиятельная группа русских писателей, активно поддержанная М.А. Шолоховым. Статья не понравилась и крайне осторожному Л.И. Брежневу, который, ознакомившись с ней, раздраженно заявил на Политбюро, что «этот мудак хочет поссорить нас с русской интеллигенцией». В результате А.Н. Яковлев был отстранен от работы в ЦК и на долгие десять лет отправлен послом в Канаду.

На рубеже 1970—1980-х гг. русофобской партийной номенклатурой с подачи андроповских чекистов была проведена масштабная чистка средств массовой информации от «русских элементов». В частности, от работы были освобождены директора и главные редакторы многих российских литературных издательств, журналов и газет: «Московский рабочий» (Н. Есилев), «Современник» (Ю. Прокушев), «Молодая гвардия» (А. Никонов), «Комсомольская правда» (В. Ганичев), «Человек и закон» (С. Семанов), «Наш современник» (Ю. Селезнев), «Волга» (Н. Палькин), «Техника — молодежи» (В. Захарченко) и многие другие. Агитпроп ЦК КПСС и КГБ СССР видели тогда главную опасность в проявлениях русского шовинизма и через «либерально-партийные» журналы «Новый мир», «Знамя» и «Октябрь», которые тогда возглавляли верные партийцы С.С. Наровчатов, В.М. Кожевников и А.А. Ананьев, всячески клеймили эти «антисоветские проявления русской интеллигенции».

Очень показательна в этом отношении и реакция высшего партийного руководства на знаменитое письмо Михаила Александровича Шолохова, направленное в феврале 1978 г. на имя Л.И. Брежнева, в котором великий писатель нашел в себе мужество обратить внимание генсека на недопустимость положения, когда через кино, телевидение и печать «протаскиваются антирусские идеи, порочащие нашу историю и культуру». В частности, он справедливо писал, что в свете приведенных фактов «становится очевидной необходимость еще раз поставить вопрос о более активной защите русской национальной культуры от антипатриотических, антисоциалистических сил, правильном освещении ее истории в печати, кино и телевидении, раскрытии ее прогрессивного характера, исторической роли в создании, укреплении и развитии русского государства».

В марте 1978 г. Л.И. Брежнев поставил на этом письме резолюцию: «Секретариату ЦК. Прошу рассмотреть с последующим рассмотрением на Политбюро». Однако влиятельные «интернационалисты» из аппарата ЦК и состава Политбюро проигнорировали эту проблему, расценив ее «идейно-политической ошибкой» великого русского писателя. В закрытом постановлении Секретариата ЦК было сказано, что «необходимо разъяснить товарищу Шолохову М.А. действительное положение дел с развитием культуры в стране, необходимость более глубокого и точного подхода к поставленным им вопросам в высших интересах русского и советского народа. Никаких открытых дискуссий по поставленному им вопросу о русской культуре не открывать».

Давняя русофобия правящего режима, которая стала открыто проявляться в последние годы брежневского правления, наиболее ярко была выражена в «крылатой фразе» одного из видных «интернационалистов», председателя КГБ СССР Ю.В. Андропова, который прямо заявил, что «главная забота для нас — русский национализм, а диссиденты потом — их мы возьмем за одну ночь». В его записке, направленной им в 1981 г. в ЦК КПСС, «русизм» квалифицировался как крайне опасная тенденция в настроениях части интеллигенции, выступающей под лозунгом защиты русских национальных традиций. Всему составу Политбюро открыто внушалось, что «демагогией о необходимости борьбы за сохранение русской культуры, памятников старины, за спасение русской нации прикрывают свою деятельность откровенные враги советского строя». В пособники этих врагов, по логике записки, можно было зачислить кого угодно, в том числе многих крупных русских писателей, ставивших острые вопросы о вечных ценностях, духовной природе русского человека, необходимости отдать должное русскому православию как истоку русской национальной культуры и т.д.

Вразрез с официальной идеологической линией и с известным уклоном к либерализму развивалось творчество многих бывших «шестидесятников», среди которых особой популярностью пользовались такие поэты, писатели и драматурги, как А.А. Вознесенский («Тень звука» 1970, «Взгляд» 1972, «Выпусти птицу» 1974, «Витражных дел мастер» 1976, «Соблазн» 1978); Е.А. Евтушенко («Под кожей статуи Свободы» 1968, «Снег в Токио» 1974, «Ивановские ситцы» 1976, «Голубь в Сантьяго» 1978); Р.И. Рождественский («Баллада о знамени» 1969, «Баллада о красках» 1971, «Мгновения», 1973, «Песня о далекой Родине» 1973, «Даль великая» 1974, «За того парня» 1975); Б.Ш. Окуджава («Нам нужна одна победа» 1970, «Бери шинель, пошли домой» 1971, «Ах, Арбат, мой Арбат» 1976); Б.А. Чичибабин («Гармония» 1965, «Плывет Аврора» 1968, «Колокол» 1980); А.Д. Дементьев («Наедине с совестью» 1965, «Боль и радость» 1973, «Рядом ты и любовь» 1976, «Азарт» 1983); Б.А. Ахмадулина («Уроки музыки» 1969, «Свеча» 1977, «Сны о Грузии» 1979, «Тайна» 1983); Д.А. Гранин («Кто-то должен» 1969, «Дождь в чужом городе» 1973, «Клавдия Вилор» 1975, «Картина» 1980); Ю.М. Нагибин («Чужое сердце» 1968, «Пик удачи» 1970, «Вечные спутники» 1972, «Берендеев лес» 1977); Ю.В. Трифонов («Нетерпение» 1973, «Старик» 1978, «Время и место» 1981); В.П. Аксенов («В поисках жанра» 1972, «Ожог» 1975, «Остров Крым» 1979); А.Г. Битов («Образ жизни» 1972, «Семь путешествий» 1976, «Дни человека» 1978, «Пушкинский дом» 1980); В.С. Розов («Традиционный сбор» 1966, «С вечера до полудня» 1970, «Гнездо глухаря» 1978); М.Ф. Шатров («Большевики» 1968, «Синие кони на красной траве» 1979, «Так победим!» 1982); А.М. Володин («С любимыми не расставайтесь» 1972, «Дочки-матери» 1974, «Две стрелы» 1980, «Ящерица» 1982); A. В. Вампилов («Прощание в июне» 1966, «Старший сын» 1968, «Утиная охота» 1970, «Прошлым летом в Чулимске» 1972); Л.Г. Зорин («Покровские ворота» 1974, «Царская охота» 1974, «Медная бабушка» 1975, «Незнакомец» 1976, «Карнавал» 1981) и другие.

Имея негласную поддержку среди ряда высших руководителей страны, прежде всего, со стороны Ю.В. Андропова, часть либералов от литературы занялись откровенным фрондерством. В частности, в 1978 г. из их среды вышел «самиздатовский» литературный альманах «Метрополь», в котором были опубликованы запрещенные цензурой произведения более двадцати авторов, в том числе B. П. Аксенова, А.А. Вознесенского, Б.А. Ахмадулиной, В.С. Высоцкого, Ф.А. Искандера, А.Г. Битова, М.Г. Розовского и других. Затем этот альманах был опубликован в США, но никаких репрессивных мер против его авторов не последовало. Более того, один из них — А.А. Вознесенский был тогда же, в ноябре 1978 г., удостоен Государственной премии СССР!

Особое место в истории советской литературы тех лет занимает творчество А.И. Солженицына, который, будучи обласкан властью в хрущевские времена, в начале брежневского правления переходит в открытую оппозицию к власти и в 1967— 1968 гг. публикует в самиздате и ряде западных издательствах свои романы «В круге первом» и «Раковый корпус». Сразу после этих публикаций советская партийная пресса начала пропагандистскую кампанию против автора этих книг, и вскоре он был исключен из состава Союза писателей СССР. После своего исключения А.С. Солженицын начал открыто заявлять о своих «православно-патриотических взглядах» и резко критиковать советскую власть. В июне 1971 г. в Париже вышел новый его роман «Август Четырнадцатого», в котором в самой полной мере были выражены его якобы православно-патриотические убеждения и крайне негативные оценки Великого Октября. В октябре 1971 г., когда «проблема А.С. Солженицына» приобрела международный характер, министр внутренних дел СССР генерал-полковник Н.А. Щелоков направил в Политбюро ЦК записку «К вопросу о Солженицыне», однако все его разумные предложения, в том числе о публикации «Ракового корпуса», из-за явного противодействия Ю.В. Андропова и А.Н. Яковлева не нашли поддержки в верхах.

В 1972—1973 гг. А.И. Солженицын активно работал над своей новой эпопеей «Красное колесо» и временно отошел от активной диссидентской деятельности. В августе 1973 г. он направил в Кремль свое знаменитое «Письмо вождям Советского Союза», в котором призвал их отказаться от прогнившей коммунистической идеологии и сделать решительные шаги по превращению СССР в русское национальное государство.

В конце августа 1973 г. в газете «Правда» было напечатано открытое письмо группы видных советских писателей — М.А. Шолохова, К.А. Федина, К.М. Симонова, Ч.Т. Айтматова, С.П. Залыгина, В.П. Катаева, Г.М. Маркова, Б.Н. Полевого и других с резким осуждением подрывной антисоветской деятельности А.И. Солженицына и А.Д. Сахарова, «клевещущих на наш государственный и общественный строй». В конце декабря 1973 г. было объявлено о выходе в свет первого тома «Архипелага ГУЛАГ», а вскоре А.И. Солженицын стал инициатором и собирателем группы авторов (И.Р. Шафаревич, М.С. Агурский, Е.В. Барабанов) сборника «Из-под глыб», изданного в Париже в январе 1974 г., написав для него три своих статьи — «На возврате дыхания и сознания», «Раскаяние и самоограничение как категории национальной жизни» и «Образованщина».

Сразу после этих публикаций в советских средствах массовой информации началась целая кампания против А.И. Солженицына как предателя родины и «литературного власовца». А в январе 1974 г. выход в свет «Архипелага ГУЛАГ» и меры «по пресечению антисоветской деятельности» А.И. Солженицына стали предметом обсуждения на заседании Политбюро ЦК. Ряд его членов, в частности Л.И. Брежнев, А.Н. Косыгин, Н.В. Подгорный, А.Н. Шелепин и А.А. Громыко, высказались за арест и ссылку А.И. Солженицына. В конечном итоге возобладала точка зрения двух главных идеологических борцов с диссидентским движением в стране — М.А. Суслова и Ю.В. Андропова о его высылке за рубеж. В феврале 1974 г. он был арестован, обвинен в измене Родине и лишен советского гражданства, а затем выслан из страны и доставлен на территорию ФРГ.

В последнее время особо модной темой стал вопрос об эмиграции ряда деятелей советской культуры и лишения их советского гражданства. Действительно, в середине 1970-х — начале 1980-х гг. за рубеж эмигрировало несколько десятков видных представителей культурной элиты страны. Одни из них — (М.Л. Ростропович, Г.П. Вишневская, А.А. Тарковский, В.П. Аксенов) совершенно свободно уехали из страны и лишь постфактум были лишены советского гражданства, другие — (М.Н. Барышников, О.Б. Видов, А.Б. Годунов, М.Д. Шостакович), продавшись за тридцать серебреников, по собственной воле сбежали за рубеж и стали «невозвращенцами», и только третья группа эмигрантов (Ю.М. Кублановский, В.Е. Максимов, А.А. Зиновьев) была насильно выдворена из страны с подачи органов КГБ СССР. Одни эмигранты (В.Е. Максимов, А.А. Зиновьев, С.Д. Довлатов), проживая за рубежом, продолжали активно заниматься своим творчеством и не клеветали на собственную страну, а другие (В.А. Аксенов, А.А. Галич, А.Т. Гладилин, А.Д. Синявский, О.Я. Рабин) — не просто поливали собственную страну грязью, но и активно сотрудничали с западными средствами массовой информации (Радио «Свобода», «Немецкая волна»), которые были на содержании ЦРУ и ежечасно клеветали на советскую власть и советский народ.

Развитие кино, театра, музыки, живописи и скульптуры

В отличие от литературы, которая всегда напрямую управлялась Идеологическим отделом ЦК и правлением Союза писателей СССР, который в те годы возглавляли К.А. Федин (1959-1977) и Г.М. Марков (1977-1986), остальные сферы советского искусства находились под неусыпным контролем Министерства культуры СССР.

В 1960-1974 гг. это ведомство возглавляла выдающийся советский государственный деятель Екатерина Алексеевна Фурцева, которая очень многое сделала для развития советской культуры и оставила о себе добрую память в сердцах многих советских музыкантов, режиссеров, артистов, художников и других представителей творческой интеллигенции страны. После ее трагической гибели новым главой Министерства культуры СССР был назначен кандидат в члены Политбюро ЦК и секретарь ЦК Петр Нилович Демичев, который возглавлял это ключевое ведомство страны вплоть до начала «горбачевской перестройки» (1974—1986).

Кроме того, особое место в руководстве советской культурой занимал Государственный комитет по кинематографии СССР, который был создан на самом излете «хрущевской оттепели» ввиду той особой роли, который играл великий советский кинематограф в общей культурной и общественной жизни страны. Руководили этим ведомством два ответственных сотрудника аппарата ЦК КПСС — сначала А.В. Романов (1963-1972), а затем — Ф.Т. Ермаш (1972-1986). Не менее значительную роль в этом процессе играл и Государственный комитет по телевидению и радиовещанию СССР, который в те годы возглавлял личный друг Л.И. Брежнева, очень образованный и начитанный партийный работник и дипломат, а также известный антисемит С.Г. Лапин.

Большую роль в развитии советского искусства играли и все творческие союзы, в том числе Всероссийское театральное общество (М.И. Царев), Союз кинематографистов СССР (Л.А. Кулиджанов), Союз композиторов СССР (Т.Н. Хренников) и Союз художников СССР (Н.А. Пономарев).

Развитие советского театрального искусства и кинематографа

В годы брежневского правления партия и правительство по-прежнему уделяли особо пристальное внимание развитию советского киноискусства, поскольку руководство страны прекрасно сознавало его возможности влиять на умы и настроения советских людей и использовать в качестве мощного воспитательного и идеологического оружия в борьбе за торжество коммунистических идей и противостояния влиянию западной морали и буржуазного образа жизни.

В эти годы резко возросло производство кинокартин, созданных в совершенно разных жанрах, среди которых было немало настоящих шедевров советского киноискусства, вошедших в его золотой фонд.

Историко-патриотический жанр советского кинематографа был представлен картинами А.А. Тарковского («Андрей Рублев» 1966), С.Ф. Бондарчука («Ватерлоо» 1970), Ю.А. Швырева («Баллада о Беринге и его друзьях» 1970), Э.Г. Климова («Агония» 1974), В.Я. Мотыля («Звезда пленительного счастья» 1975), И.Ф. Масленникова («Ярославна, королева Франции» 1978), А.А. Салтыкова («Емельян Пугачев» 1978), С.И. Ростоцкого («Эскадрон гусар летучих» 1980), С.А. Герасимова («Юность Петра» 1980, «В начале славных дел» 1981), Г.Р. Кохана («Ярослав Мудрый» 1980), И.Я. Гурина («Россия молодая» 1981), Ю.Г. Ильенко («Легенда о княгине Ольге» 1983), Я.Л. Лапшина («Демидовы» 1983), Н.Н. Гусарова («Семен Дежнев» 1983), A.А. Прошкина («Михайло Ломоносов» 1985) и другими.

Историко-революционный жанр, получивший новый импульс в своем развитии, был отмечен блестящими картинами В.Д. Назарова («Пакет» 1965), B.В. Мельникова («Начальник Чукотки» 1966), С.Н. Колосова («Операция «Трест»» 1967), А.Ю. Германа («Седьмой спутник» 1967), Г.А. Панфилова («В огне брода нет» 1968), Е.Е. Карелова («Служили два товарища» 1968), С.С. Говорухина («День ангела» 1968), Е.И. Ташкова («Адъютант его превосходительства» 1969), В.С. Ордынского («Красная площадь» 1970), А.А. Алова и В.Н. Наумова («Бег» 1970), В.М. Георгиева («Кремлевские куранты» 1970), В.А. Фетина («Любовь Яровая» 1970), В.И. Трегубовича («Даурия» 1971), Д.Я. Храбровицкого («Укрощение огня» 1972), И.В. Таланкина («Выбор цели» 1974), Н.П. Мащенко («Как закалялась сталь» 1975), Б.Е. Кроманова («Бриллианты для диктатуры пролетариата» 1975), В.П. Басова («Дни Турбиных» 1976), С.Ф. Бондарчука («Красные колокола» 1982) и другими.

Вплотную к этому жанру примыкал жанр приключенческого кинематографа, который был представлен известными картинами Э.Г. Кеосаяна («Неуловимые мстители» 1966, «Новые приключения неуловимых» 1968, «Корона Российской империи» 1971), А.К. Шакенова («Конец атамана» 1970), В.Я. Мотыля («Белое солнце пустыни» 1970), В.С. Бычкова («Достояние республики» 1971), А.И. Хамраева («Седьмая пуля» 1972), А.С. Мкртчяна («Земля Санникова» 1973), Н.С. Михалкова («Свой среди чужих, чужой среди своих» 1974), В.Д. Дормана («Пропавшая экспедиция» 1975, «Золотая речка» 1976), Э.М. Уразбаева («Транссибирский экспресс» 1977), С.В. Гаспарова («Хлеб, золото, наган» 1980, «Шестой» 1981) и других известных режиссеров.

В период брежневского правления был создан принципиально новый жанр советского кинематографа — жанр телесериалов, которые пользовались огромной популярностью и любовью миллионов советских зрителей. В рамках этого направления в совершенно разных жанрах были сняты такие шедевры советского кинематографа, как «Следствие ведут знатоки» (1971-1980) В.В. Бровкина, «Тени исчезают в полдень» (1970-1971) и «Вечный зов» (1971—1983) В.А. Краснопольского и В.И. Ускова, «Строговы» (1976) В.Я. Венгерова, «Соль земли» (1978) И.А. Хамраева, «Два капитана» (1976) Е.Е. Карелова, «Берега» (1977) Г.Д. Лордкипанидзе, «Огненные дороги» (1977-1984) Ш.С. Аббасова, «Долгая дорога в дюнах» (1980) А.А. Бренча, «Государственная граница» (1980-1987) Б.М. Степанова, «ТАСС уполномочен заявить» (1984) В.П. Фокина и много других.

Военно-патриотический жанр советского кинематографа обогатился в это время многими выдающимися кинокартинами С.Н. Колосова («Вызываем огонь на себя» 1964, «Помни имя свое» 1974), Е.И. Ташкова («Майор Вихрь» 1967), В.М. Георгиева («Сильные духом» 1967), С.С. Говорухина («Белый взрыв» 1969), В.Я. Мотыля («Женя, Женечка, Катюша» 1967), Н.Б. Бирмана («Хроника пикирующего бомбардировщика» 1967), В.П. Басова («Щит и меч» 1968), В.И. Трегубовича («На войне как на войне» 1968), Ю.Н. Озерова («Освобождение» 1968—1971), В.А. Азарова («Путь в Сатурн» 1968, «Конец Сатурна» 1970, «Бой после победы» 1972), М.И. Ершова («На пути в Берлин» 1969, «Блокада» 1977), М.М. Хуциева («Был месяц май» 1970), А.С. Смирнова («Белорусский вокзал» 1970), Н.Н. Губенко («Пришел солдат с фронта» 1971, «Подранки» 1976), Ю.А. Германа («Проверка на дорогах» 1971, «Двадцать дней без войны» 1976), В.А. Рогового («Офицеры» 1971), С.И. Ростоцкого («А зори здесь тихие» 1972), Г.Г. Егиазарова («Горячий снег» 1972), Б.И. Волчек («Командир счастливой «Щуки»» 1972), Т.И. Лиозновой («Семнадцать мгновений весны» 1973), Л.Ф. Быкова («В бой идут одни старики» 1973), С.Ф. Бондарчука («Они сражались за Родину» 1975), Л.Е. Шепитько («Восхождение» 1976), Г.Н. Чухрая («Трясина» 1977), Е.С. Матвеева («Судьба» 1977, «Особо важное задание» 1979, «Победа» 1985), И.А. Гостева («Фронт без флангов» 1974, «Фронт за линией фронта» 1977, «Фронт в тылу врага» 1981), Н.А. Кошелева («Старшина» 1978), С.Д. Аграновича («Торпедоносцы» 1983), А.А. Алова и В.Н. Наумова («Берег» 1984) и многими другими.

Производственно-бытовой жанр и тесно связанный с ним жанр мелодрамы был представлен огромным количеством разнообразных работ, в том числе известными картинами режиссеров Э.Г. Кеосаяна (Стряпуха» 1965), Е.С. Матвеева («Цыган» 1967, «Любовь земная» 1974), Т.М. Лиозновой («Три тополя на Плющихе» 1967, «Мы, нижеподписавшиеся» 1980, «Карнавал» 1981), С.И. Ростоцкого («Доживем до понедельника» 1968, «Белый Бим Черное ухо» 1977), В.М. Шукшина («Странные люди» 1969, «Печки-лавочки» 1972, «Калина красная» 1973), С.И. Самсонова («Каждый вечер в одиннадцать» 1969, «Одиноким предоставляется общежитие» 1983), Г.А. Панфилова («Начало» 1970, «Прошу слова» 1975, «Тема» 1979), В.В. Мельникова («Мама вышла замуж» 1970, «Здравствуй и прощай» 1972, «Ксения, любимая жена Федора» 1974), И.А. Авербаха («Монолог» 1972), А.А. Коренева («Большая перемена» 1973, «По семейным обстоятельствам» 1977), В.И. Трегубовича («Старые стены» 1973, «Уходя — уходи» 1978), И.Е. Хейфица («Впервые замужем» 1973, «Единственная» 1975), В.В. Меньшова («Розыгрыш» 1976, «Москва слезам не верит» 1979, «Любовь и голуби» 1984), С.Г. Микаэляна («Премия» 1974, «Вдовы» 1976, «Влюблен по собственному желанию» 1982), Э.А. Рязанова («Ирония судьбы, или С легким паром!» 1975, «Служебный роман» 1977, «Вокзал для двоих» 1982), В.Г. Шамшурина («Безотцовщина» 1976), Р.Р. Нахапетова («Не стреляйте в белых лебедей» 1979), А.С. Кончаловского («Сибириада» 1979), Н.С. Михалкова («Пять вечеров» 1979, «Родня» 1981, «Без свидетелей» 1983), Н.Н. Губенко («Из жизни отдыхающих» 1980, «И жизнь, и слезы, и любовь» 1984), П.Е. Тодоровского («Любимая женщина механика Гаврилова» 1981, «Военно-полевой роман» 1983), К.П. Худякова («С вечера до полудня» 1981, «Успех» 1984), Ю.П. Егорова («Отцы и деды» 1982), Ю.Я. Райзмана («Частная жизнь» 1982), И.М. Добролюбова («Белые росы» 1983), Р.Г. Балаяна («Полеты во сне и наяву» 1983) и многих других.

Комедийный и сатирический жанры отечественного кино были представлены целым созвездием лирических и гротесковых комедий Э.А. Рязанова («Дайте жалобную книгу» 1965, «Берегись автомобиля» 1966, «Зигзаг удачи» 1968, «Старики-разбойники» 1971, «Невероятные приключения итальянцев в России» 1973), Л.И. Гайдая («Операция «Ы» и другие приключения Шурика» 1965, «Кавказская пленница, или Новые приключения Шурика» 1966, «Бриллиантовая рука» 1968, «12 стульев» 1971, «Иван Васильевич меняет профессию» 1973, «Не может быть!» 1975, «За спичками» 1980, «Спортлото-82» 1982), Е.Е. Карелова («Дети Дон Кихота» 1965, «Семь стариков и одна девушка» 1968), М.А. Швейцера («Золотой теленок» 1968, «Смешные люди» 1977), Н.Б. Бирмана («Волшебная сила искусства» 1970), А.И. Серого («Джентльмены удачи» 1971), В.А. Азарова («Неисправимый лгун» 1973), В.А. Титова («Здравствуйте, я ваша тетя!» 1975), С.П. Никоненко («Трын-трава» 1976), Г.Н. Данелия («Не горюй» 1969, «Афоня» 1976, «Мимино» 1977, «Осенний марафон» 1979), С.А. Любшина («Позови меня в даль светлую» 1977), В.А. Рогового («Баламут» 1978, «У матросов нет вопросов» 1980) и другими.

В жанре музыкальных и музыкально-комедийных фильмов, получивших широкую популярность в годы «брежневского застоя», работали многие режиссеры, в том числе А.П. Тутышкин («Свадьба в Малиновке» 1967), О.П. Николаевский («Трембита» 1968), И.В. Усов («Табачный капитан» 1972), С.И. Самсонов («Много шума из ничего» 1973), А.А. Белинский («Лев Гурыч Синичкин» 1974), Л.А. Квинихидзе («Соломенная шляпка» 1974, «Небесные ласточки» 1976), В.Е. Воробьев («Труффальдино из Бергамо» 1976), М.А. Захаров («Двенадцать стульев» 1976, «Обыкновенное чудо» 1978, «Тот самый Мюнхгаузен» 1979), Я.Б. Фрид («Собака на сене» 1977, «Летучая мышь» 1979, «Благочестивая Марта» 1980, «Сильва» 1981, «Вольный ветер» 1983), М.Г. Григорьев («Дуэнья» 1978), Г.Э. Юнгвальд-Хилькевич («Д’Артаньян и три мушкетёра» 1978, «Ах, водевиль, водевиль…» 1979), Н.Б. Бирман («Трое в лодке, не считая собаки» 1979), С.С. Дружинина («Сватовство гусара» 1980), М.М. Казаков («Покровские ворота» 1982), К.Г. Шахназаров («Мы из джаза» 1983) и другие.

Классический жанр советского кинематографа был представлен многими кинофильмами, снятыми по известным произведениям крупнейших классиков русской и мировой литературы, в частности, кинокартинами С.Ф. Бондарчука («Война и мир» 1965-1967, «Степь» 1977), А.Г. Зархи («Анна Каренина» 1967), А.Л. Птушко («Вий» 1967), К.Н. Воинова («Дядюшкин сон» 1967, «Рудин» 1977), В.Я. Венгерова («Живой труп» 1968), И.А. Пырьева («Братья Карамазовы» 1968), Я.Л. Лапшина («Угрюм-река» 1968, «Приваловские миллионы» 1972), А.С. Кончаловского (Дворянское гнездо» 1969, «Дядя Ваня» 1970), Л.А. Кулиджанова («Преступление и наказание» 1969), С.А. Соловьева («Егор Булычев и другие» 1971, «Станционный смотритель» 1972), Э.В. Лотяну («Табор уходит в небо» 1975, «Мой ласковый и нежный зверь» 1978), С.А. Герасимова («Красное и черное» 1976), В.А. Быкова («Нос» 1977), В.С. Ордынского («Хождение по мукам» 1977), Н.С. Михалкова («Неоконченная пьеса для механического пианино» 1977, «Несколько дней из жизни И.И. Обломова» 1979), М.А. Швейцера («Маленькие трагедии» 1979, «Мертвые души» 1984), Ю.Ю. Карасика («Стакан воды» 1979), И.Ф. Масленникова («Шерлок Холмс и доктор Ватсон» 1979, «Приключения Шерлока Холмса и доктора Ватсона» 1980-1983), Н.П. Мащенко («Овод» 1980), И.Ф. Масленникова («Пиковая дама» 1982), Э.А. Рязанова («Жестокий романс» 1983), Е.И. Ташкова («Подросток» 1983) и другими.

Детективный и приключенческие жанры в советском кинематографе, которые традиционно пользовался большим интересом у зрителя, были представлены работами Г.М. Раппапорта («Два билета на дневной сеанс» 1966, «Круг» 1972, «Сержант милиции» 1974), В.Д. Дормана («Ошибка резидента» 1968, «Судьба резидента» 1970, «Возвращение резидента» 1980), В.В. Назарова («Хозяин тайги» 1968, «Пропажа свидетеля» 1971), А.А. Бобровского («Возвращение «Святого Луки»» 1970, «Чёрный принц» 1973), М.Н. Орлова («Человек в проходном дворе» 1971), С.М. Цыбульник («Инспектор уголовного розыска» 1971, «Будни уголовного розыска» 1973), А.М. Файнциммера («Пятьдесят на пятьдесят» 1972, «Без права на ошибку» 1975, «Трактир на Пятницкой» 1978), В.М. Шределя («Дела давно минувших дней» 1972, «Длинное, длинное дело» 1976), Ю.С. Кавтарадзе («Совесть» 1974), Г.Р. Кохана («Рожденная революцией» 1974-1977), А.И. Ладынина («Версия полковника Зорина» 1978), Б.В. Дурова («Пираты XX века» 1979), С.С. Говорухина («Место встречи изменить нельзя» 1979), В.П. Фокина («Сыщик» 1979, «ТАСС уполномочен заявить» 1984), Р.Ю. Фрунтова («Ларец Марии Медичи» 1980), В.Д. Дормана («Ночное происшествие» 1980), Б.А. Григорьева («Огарёва, 6» 1980, «Петровка, 38» 1980, «Приступить к ликвидации» 1983), В.А. Родченко («Два долгих гудка в тумане» 1980), Г.М. Кузнецова («Найти и обезвредить» 1982), А.И. Бланка («Профессия — следователь» 1982), С.Д. Арановича («Противостояние» 1985) и другими.

В этот период стал активно развиваться жанр научной фантастики, в котором были созданы как фильмы для детей и юношества, так серьезные философские притчи, в частности, кинокартины Е.С. Шерстобитова («Туманность Андромеды» 1967), А.А. Тарковского («Солярис» 1972, «Сталкер» 1979), Л.А. Квинихидзе («Крах инженера Гарина» 1973), Б.А. Металышкова («Молчание доктора Ивенса» 1973), Р.Н. Викторова («Москва-Кассиопея» 1973, «Отроки во Вселенной» 1974, «Через тернии к звёздам» 1980), В.И. Селиванова («Большое космическое путешествие» 1974), М.А. Швейцера («Бегство мистера Мак-Кинли» 1975), В.Ю. Абдрашитова («Парад планет» 1984) и другие.

Жанр сказочного и детско-юношеского кинематографа, которому советское правительство всегда придавало огромное значение, был представлен замечательными работами А.А. Роу («Морозко» 1965, «Огонь, вода и медные трубы» 1968, «Варвара-краса, длинная коса» 1970, «Золотые рога» 1972), А.Л. Птушко («Сказка о царе Салтане» 1966, «Руслан и Людмила» 1972), Р.А. Быкова («Айболит-66» 1966, «Внимание, черепаха» 1970, «Автомобиль, скрипка и собака Клякса» 1974, «Чучело» 1983), Н.Н. Кошеверовой («Старая, старая сказка» 1968, «Тень» 1971, «Царевич Проша» 1974), М.И. Жарова («Деревенский детектив» 1968, «Анискин и Фантомас» 1973, «И снова Анискин» 1978), В.А. Храмова («Денискины рассказы» 1970), И.А. Фреза («Приключения жёлтого чемоданчика» 1970, «Чудак из пятого «Б» 1972, «Это мы не проходили» 1975, «Вам и не снилось…» 1980), Н.А. Калинина («Кортик» 1973, «Бронзовая птица» 1974), И.В. Усова («Новогодние приключения Маши и Вити» 1975), Л.А. Нечаева («Приключения Буратино» 1975, «Про Красную Шапочку» 1977), С.С. Говорухина («Жизнь и удивительные приключения Робинзона Крузо» 1976, «Приключения Тома Сойера и Гекльберри Финна» 1981), Г.В. Васильева («Финист — Ясный Сокол» 1975, «Новые приключения капитана Врунгеля» 1978, «Василий Буслаев» 1982), В.А. Грамматикова («Усатый нянь» 1977, «Шла собака по роялю» 1978), К.Н. Бромберга («Приключения Электроника» 1979), Г.Л. Аронова («Каникулы Кроша» 1980), Л.А. Квинихидзе («Мери Поппинс, до свиданья!» 1983), Г.С. Бежанова («Витя Глушаков — друг апачей» 1983) и многими другими.

Непосредственно к этому жанру примыкал изумительный по своей красоте, содержанию и воспитательной силе жанр советской мультипликации, любимый не только детьми, но и взрослым населением страны. Именно тогда этот жанр достиг своего наивысшего расцвета и обогатился огромным количеством настоящих шедевров мультипликации, не идущих ни в какое сравнение с современной убогой и похабной мультипликацией, царящей на телеэкранах страны. Среди самых популярных мультфильмов той поры были знаменитые «Ну погоди!» В.М. Котеночкина, «Винни-Пух» Ф.С. Хитрука, «Крокодил Гена» Р.А. Качанова, «В стране невыученных уроков», «Ох и Ах» и «Коля, Оля и Архимед» Ю.А. Прыткова, «38 попугаев» И.В. Уфимцева, «Кот Леопольд» А.И. Резникова, «Вовка в тридесятом царстве», «Малыш и Карлсон» и «Карлсон вернулся» П.Б. Степанцева, «Приключения капитана Врунгеля» Д.Я. Черкасского, «Маугли» Р.В. Давыдова, «Бременские музыканты» И.А. Ковалевской, «Умка», «Умка ищет друга», «Бобик в гостях у Барбоса» и «Трое из Простоквашино» В.И. Попова и многие другие.

В годы «брежневского застоя» наряду с целой плеядой выдающихся советских актеров прошлых десятилетий, среди которых особой зрительской любовью пользовались М.И. Жаров, Н.А. Крючков, Э.П. Гарин, А.Н. Грибов, М.М. Яншин, И.В. Ильинский, В.В. Меркурьев, П.П. Кадочников, В.В. Кенигсон О.П. Жаков, Н.О. Гриценко, И.Ф. Переверзев, Б.Н. Ливанов, Р.Я. Плятт, Б.Ф. Андреев, В.В. Санаев, М.А. Ульянов, Е.С. Матвеев, В.В. Тихонов, Е.А. Евстигнеев, М.А. Глузский, B.П. Басов, О.А. Стриженов, О.Н. Ефремов, М.М. Козаков, И.М. Смоктуновский, O.П. Табаков, Ю.В. Никулин, Ю.В. Яковлев, Л.Ф. Быков, Б.К. Новиков, Г.М. Вицин, А.С. Демьяненко, О.П. Борисов, К.Ю. Лавров, Е.П. Леонов, В.М. Невинный, Л.В. Куравлев, И.О. Горбачев, Г.А. Юматов, В.С. Лановой, А.В. Баталов, В.П. Басов, С.Н. Филиппов, А.М. Смирнов, М.И. Пуговкин, Б.М. Тенин, Е.Е. Тетерин, Т.П. Пельтцер, Л.Н. Смирнова, Н.В. Мордюкова, В.А. Кузнецова, И.В. Макарова, К.С. Лучко, Л.И. Хитяева, Л.И. Касаткина, Л.М. Гурченко, Н.Н. Фатеева и другие, наступает расцвет творчества новой талантливой плеяды киноактеров, составивших славу советского киноискусства.

Среди этих актеров, прежде всего, следует назвать имена А.Д. Папанова, А.А. Миронова, А.А. Ширвиндта, Ю.В. Волынцева, В.И. Гафта, И.В. Кваши, Л.С. Броневого, О.И. Даля, А.В. Збруева, О.П. Янковского, Н.П. Караченцева, А.Г. Абдулова, C.А. Любшина, Ю.Г. Богатырева, Н.С. Михалкова, П.С. Вельяминова, И.Г. Лапикова, С.П. Никоненко, В.Т. Капшура, Д.Ю. Баниониса, О.В. Басилашвили, В.И. Стржельчика, Е.З. Копеляна, Н.Н. Трофимова, Е.А. Лебедева, П.Б. Луспекаева, Ю.И. Демича, М.Г. Водяного, В.С. Высоцкого, В.С. Золотухина, М.С. Боярского, А.Б. Белявского, Г.И. Буркова, Ю.Н. Медведева, Р.А. Быкова, Е.Я. Весника, B.В. Захарченко, Н.Н. Гринько, Б.Н. Брондукова, Н.Н. Еременко-ст., Н.Н. Еременко-мл., Н.Н. Губенко, В.М. Шукшина, Н.Г. Гринько, Л.К. Дурова, В.В. Дворжецкого, C.Л. Фараду, Э.Г. Витограна, В.В. Гостюхина, А.Б. Джигарханяна, Н.П. Бурляева, В.П. Заманского, В.Б. Ливанова, В.П. Павлова, Ю.М. Соломина, В.В. Соломина, А.Л. Кайдановского, А.А. Калягина, В.К. Кикабидзе, Ф.М. Мктрчяна, Е.А. Киндинова, М.И. Кононова, Г.А. Королькова, Л.В. Маркова, И.М. Костолевского, А.Б. Кузнецова, А.А. Лазарева, С.В. Крамарова, В.И. Ледогорова, Г.Я. Мартынюка, A.В. Мягкова, А.В. Козела, В.Б. Носика, М.И. Ножкина, А.Я. Михайлова, С.В. Мишулина, Ю.В. Назарова, Р.Р. Нахапетова, Ф.И. Одинокова, Н.В. Олялина, Н.П. Рыжова, А.В. Петренко, А.Ш. Пороховщикова, П.К. Прокоповича, Н.Н. Парфенова, М.С. Светина, Л.Г. Прыгунова, В.Н. Сергачева, А.В. Ромашина, Г.М. Ронинсона, B.Я. Самойлова, Н.А. Скоробогатова, В.Г. Смирнитского, Б.С. Ступку, Р.Д. Ткачука, А.Ю. Толубеева, Л.А. Филатова, А.К. Фатюшина, В.А. Этуша, Г.С. Жженова, C.Ю. Юрского, П.И. Щербакова, С.К. Шакурова, Е.А. Аросевой, Н.Н. Алферовой, Ж.А. Болотовой, А.А. Вертинской, М.А. Вертинской, Н.Н. Ургант, А.С. Демидовой, Л.И. Добржанской, Т.В. Дорониной, Н.М. Дорошиной, Н.П. Купченко, Л.В. Зайцевой, Н.Л. Крачковской, А.Б. Фрейндлих, Л.А. Лужиной, Н.Е. Меньшиковой, И.К. Скобцевой, Т.П. Семиной, Н.Ф. Гвоздиковой, Н.А. Сазоновой, С.В. Немоляевой, М.М. Нееловой, В.А. Титовой, О.М. Остроумовой, Л.И. Пырьевой, И.М. Чуриковой, P.Д. Нифонтовой, А.Н. Роговцевой, Н.С. Саввиной, Л.М. Савельевой, Н.Н. Селезневой, Л.С. Соколовой, Н.М. Теняковой, М.Б. Тереховой, Н.Н. Ульяновой, Е.Ю. Урусовой, Е.Н. Ханаевой, Л.А. Чурсиной, Т.Е. Самойловой, Л.А. Шагаловой, Л.И. Голубкиной, Э.П. Шашковой, Н.Г. Гундаревой, Т.А. Догилевой, С.Н. Крючковой, И.В. Муравьевой, Л.А. Гузеевой и многих-многих других.

В театральном искусстве страны лидирующие позиции по-прежнему занимали несколько ведущих театров Москвы и Ленинграда, правда, МХАТ им. М. Горького, который несколько десятилетий был неформальным главным театром страны, по-прежнему переживал творческий кризис, и на первые роли вышли театральные коллективы Московского академического театра им. Е.Б. Вахтангова, Московского академического театра им. В.В. Маяковского, Московского академического театра им. Моссовета, Московского театра на Таганке и Ленинградского Большого драматического театр им. А.М. Горького, труппы которых возглавляли крупнейшие театральные режиссеры и реформаторы сцены Р.Н. Симонов, А.А. Гончаров, Ю.А. Завадский, Ю.П. Любимов и Г.А. Товстоногов.

В 1970 г. волевым решением министра культуры СССР Е.А. Фурцевой существовавший долгие годы во МХАТе правящий «триумвират» в составе народных артистов СССР В.Я. Станицына, Б.Н. Ливанова и М.Н. Кедрова был упразднен и новым руководителем театра назначен О.Н. Ефремов. Его назначение на пост руководителя ведущего театра страны вызвало определенный кризис в театре «Современник», поскольку многие его основатели и ведущие актеры, в частности, Г.Б. Волчек, И.В. Кваша, О.П. Табаков, В.И. Гафт, Л.М. Толмачева, Н.М. Дорошина и другие, расценили уход О.Н. Ефремова как предательство и отказались уходить с ним во МХАТ. Вскоре кризис в обоих коллективах был преодолен: «Современник» возглавила Г.Б. Волчек, а к О.Н. Ефремову во МХАТ постепенно перешли Е.А. Евстигнеев, О.П. Табаков, В.Н. Сергачев, П.И. Щербаков, С.А. Любшин и другие ведущие актеры его бывшего театра. В результате МХАТ получил «второе дыхание», и многие старожилы ведущего театра страны в лице выдающихся мастеров сцены, народных артистов СССР А.Н. Грибова, М.И. Прудкина, М.М. Яншина, B.Я. Станицына, П.В. Массальского, О.Н. Андровской, А.К. Тарасовой, А.П. Зуевой и других приняли новичков и вновь создали изумительный театральный коллектив, создавший немало блестящих спектаклей.

Такие же мощные театральные труппы сложились и в других ведущих театрах страны.

В знаменитом Ленинградском БДТ Г.А. Товстоногов сплотил вокруг себя выдающуюся труппу, в которой творили Е.З. Копелян, Е.А. Лебедев, В.И. Стржельчик, К.Ю. Лавров, П.Б. Луспекаев, О.В. Басилашвили, Н.Н. Трофимов, О.И. Борисов, C. Ю. Юрский, Г.А. Штиль, Л.И. Макарова, Н.М. Тенякова, В.И. Ковель, З.М. Шарко и многие другие выдающиеся актеры.

В старейшем Московском академическом Малом театре, которым долгие годы руководил М.И. Царев, наряду с любимыми и признанными мастерами сцены — И.В. Ильинским, М.И. Жаровым, Б.А. Бабочкиным, Н.И. Рыжовым, В.В. Кенигсоном, А.П. Кторовым, Н.А. Анненским, Е.В. Самойловым и Е.Н. Гоголевой, творило и молодое поколение великолепных актеров — В.Д. Доронин, Е.Я. Весник, В.И. Коршунов, Ю.И. Каюров, В.П. Павлов, Ю.М. Соломин, В.В. Соломин, Н.В. Подгорный, Р.Д. Нифонтова, Э.А. Быстрицкая и другие.

Великолепная театральная труппа под руководством Р.Н. и Е.Р. Симоновых сложилась в Московском театре им. Е.Б. Вахтангова, костяк которой составили М.А. Ульянов, Ю.В. Яковлев, Н.О. Гриценко, В.А. Этуш, В.С. Лановой, Н.С. Плотников, А.К. Гравве, В.И. Осенев, Ю.В. Волынцев, Ц.Л. Мансурова, Ю.К. Борисова, Л.В. Целиковская, Л.В. Максакова, И.П. Купченко и другие блестящие актеры.

Замечательный театральный коллектив в эти годы сложился в Московском театре им. Моссовета, где под руководством Ю.А. Завадского работали Р.Я. Плятт, Г.С. Жженов, Л.В. Марков, Б.В. Иванов, А.М. Адоскин, Ф.Г. Раневская, Л.П. Орлова, В.П. Марецкая, М.Б. Терехова, В.И. Талызина и другие актеры и актрисы.

Прекрасный коллектив был создан и в Московском театре им. В.В. Маяковского, его новый худрук А.А. Гончаров собрал вокруг себя замечательную труппу, где ведущую роль играли Б.М. Тенин, А.А. Лазарев, А.Б. Джигарханян, И.Л. Охлупин, A.К. Фатюшин, И.М. Костолевский, Л.П. Сухаревская, Т.М. Карпова, Н.Г. Гундарева, С.В. Немоляева, Е.П. Симонова и многие другие великолепные артисты.

В Московском академическом театре сатиры, который возглавлял В.Н. Плучек, в эти годы тоже сложился замечательный театральный коллектив, на сцене которого блистали такие любимые артисты, как А.Д. Папанов, Г.П. Менглет, А.А. Миронов, С.В. Мишулин, А.А. Ширвиндт, М.М. Державин, Б.К. Новиков, Р.Д. Ткачук, Б.В. Рунге, Т.И. Пельтцер, В.К. Васильева, О.А. Аросева, Н.И. Селезнева и другие. Большинство этих актеров и актрис принимали активное участие в знаменитом «Кабачке 13 стульев», который был любим миллионами советских телезрителей, в том числе лично «дорогим Леонидом Ильичом Брежневым».

Заметное место в театральной жизни страны по-прежнему занимал Московский театр на Таганке, которым руководил Ю.П. Любимов, костяк труппы которого составляли Н.Н. Губенко, Л.А. Филатов, И.С. Бортник, С.Л. Фарада, В.С. Высоцкий, B.С. Золотухин, Ю.Н. Смирнов, Б.А. Хмельницкий, З.А. Славина, А.С. Демидова, И.И. Ульянова, Н.С. Щацкая и другие талантливые актеры.

В Центральном академическом театре Советской армии, который возглавлял замечательный советский актер А.Д. Попов, в эти годы тоже сложилась замечательная труппа, ведущими актерами которой были В.М. Зельдин, Н.И. Пастухов, Д.Л. Сагал, В.Б. Сошальский, Ф.Я. Чеханков, Л.И. Добржанская, Н.А. Сазонова, Л.А. Чурсина, Л.И. Касаткина, А.С. Покровская и Л.И. Голубкина.

Кроме того, в эти годы чрезвычайно интересные труппы сложились и в других ведущих театрах страны — в Ленинградском театре Ленсовета, Московском театре Ленком и Московском театре на Малой Бронной, которыми руководили И.П. Владимиров, М.А. Захаров и А.В. Эфрос.

В эти годы мощный импульс в своем развитии получила и советская сатирическая эстрада, на сцене которой блистали замечательные актеры А.И. Райкин, Г.В. Хазанов и В.Н. Винокур, известный поэт-пародист А.А. Иванов, писатели-сатирики А.М. Арканов, М.М. Жванецкий, С.Т. Альтов и Е.М. Смолин, сатирические дуэты А.А. Ширвиндта и М.М. Державина, В.С. Тонкова и Б.П. Владимирова, Р.А. Карцева и В.Л. Ильченко и других артистов.

Развитие советского музыкального искусства

Эпоха «брежневского застоя» стала новым этапом в развитии советского музыкального искусства, которое развивалось в трех основных формах — классической симфонической музыки, народного хорового пения и народного танца и эстрадной музыки. В классической музыке этого периода особое место по-прежнему занимала целая плеяда выдающихся советских композиторов — Д.Д. Шостакович, А.И. Хачатурян, Г.В. Свиридов, Д.Б. Кабалевский, Т.П. Хренников, Р.К. Щедрин, А.Г. Шнитке и другие.

В тогдашнем музыкальном искусстве появилось и так называемое «новаторское направление», представленное именами Э.В. Денисова, В.П. Артемьева, В.Е. Суслина, А.А. Кнацфеля, Д.Н. Смирнова, С.А. Губайдулиной и Е.О. Фирсовой, которое совершенно справедливо было подвергнуто острой критике на VI съезде Союза композиторов СССР, состоявшемся в ноябре 1979 г. В частности, в своем выступление на этом съезде председатель СК СССР Т.Н. Хренников предельно точно и объективно заявил, что «ради необычных тембровых комбинаций и эксцентричных эффектов» эти «композиторы создают безобразную какофонию, в которой музыкальная мысль безнадежно тонет в потоке неистовых шумов, резких выкриков или невразумительного бормотания».

В этот период достойное место в музыкальном искусстве страны заняли и многие другие композиторы, работавшие в жанрах симфонической, камерной и песенной музыки, в том числе Н.В. Богословский, И.И. Шварц, А.Г. Новиков, Я.А. Френкель, В.П. Соловьев-Седой, М.И. Блантер, Б.А. Мокроусов, А.Я. Эшпай, A. С. Зацепин, А.П. Петров, А.Н. Пахмутова, М.Г. Фрадкин, А.И. Островский, С.С. Туликов, О.Б. Фельцман, Е.Н. Птичкин, Э.С. Колмановский, Р.В. Паулс, Д.Ф. Тухманов, М.Л. Таривердиев, М.И. Дунаевский, В.Я. Шаинский, Е.Г. Мартынов, Г.В. Мовсесян, И.М. Лученок, Э.С. Ханок, Е.Д. Дога, Ю.С. Саульский, Е.П. Крылатов, М.М. Магомаев, М.М. Кажлаев, М.А. Минков, Ю.М. Антонов, B. Г. Мигуля и многие другие.

На музыку этих композиторов были написаны сотни прекрасных песен и романсов, которые с большим успехом исполняли Л.О. Утесов, В.К. Трошин, И.Д. Кобзон, Л.В. Лещенко, М.М. Магомаев, Э.А. Хиль, Ю.А. Гуляев, А.А. Миронов, О.А. Анофриев, Ю.И. Богатиков, Ю.М. Антонов, В.К. Кикабидзе, П.А. Сличенко, В.В. Ободзинский, А.Б. Градский, К.И. Шульженко, Л.Г. Зыкина, О.Б. Воронец, Н.Г. Брегвадзе, В.В. Толкунова, С.М. Ротару, М.В. Кристалинская, А.Б. Пугачева, Э.С. Пьеха, И.В. Понаровская, А. Вески и многие другие певцы. На пике брежневского правления расцвел и жанр авторской песни, наиболее яркими представителями которого были В.С. Высоцкий, Ю.И. Визбор, Б.Ш. Окуджава, А.М. Городницкий, Ю.Ч. Ким, А.Я. Розенбаум, О.Г. Митяев, Н.Н. Матвеева и другие советские поэты.

Время «брежневского застоя» стало периодом расцвета и многих выдающихся советских артистов классической оперы и балета. Наряду с прославленными мастерами оперной сцены — С.Я. Лемешевым, И.С. Козловским, Г.К. Отсом, Г.П. Вишневской, М.П. Максаковой и другими, на сценах ведущих театров страны стали блистать таланты таких прекрасных исполнителей, как Б.Т. Штоколов, Е.Е. Нестеренко, Ю.А. Гуляев, Д.М. Гнатюк, А.Б. Соловьяненко, З.Л. Соткилава, Л.А. Сметанников, В.И. Пьявко, И.К. Антонова, Е.В. Образцова, Б.А. Руденко, Т.И. Шмыга, Т.И. Синявская и многих других. На балетной сцене страны на смену великим мастерам балета пришла новая плеяда талантливых танцоров, в частности, М.Э. Лиепа, В.В. Васильев, М.Л. Лавровский, В.М. Гордеев, М.М. Плисецкая, Е.С. Максимова, Н.И. Бессмертнова, Л.И. Семеняка и другие.

В эти годы мировое признание получили многие академические ансамбли СССР, которые прославляли искусство нашей страны по всему миру, в том числе Государственный академический ансамбль народного танца СССР под руководством И.А. Моисеева, Государственный академический хореографический ансамбль «Берёзка» под руководством Н.С. Надеждиной, Академический ансамбль песни и пляски Советской армии им. А.В. Александрова под руководством Б.А. Александрова, Российский государственный народный хор им. М.Е. Пятницкого под руководством В.С. Левашова, Украинский государственный народный хор им. Г.Г. Веревки под руководством А.Т. Авдиевского и другие.

Годы брежневского правления стали настоящим триумфом советской исполнительской школы, которая была представлена именами выдающихся пианистов, скрипачей, виолончелистов и дирижеров Г.Г. Нейгауза, Д.Ф. Ойстраха, С.Т. Рихтера, Э.Г. Гилельса, Е.А. Мравинского, М.Л. Ростроповича, Е.Ф. Светланова, В.В. Третьякова, Г.И. Рождественского, В.И. Федосеева, Ю.В. Силантьева и многих других.

Развитие советского живописного искусства и скульптуры

Как и в предыдущий период, живописное искусство развивалось в рамках нескольких жанровых направлений, которые часто органически переплетались в творчестве многих советских художников. Это были не только сторонники традиционной реалистической школы, но и представители других художественных направлений, в частности, импрессионизма (М.С. Сарьян), экспрессионизма (А.А. Дейнека), «сурового стиля» (Г.М. Коржев) и других.

В жанре портрета были созданы написанные в разной стилистике прекрасные работы А.А. Дейнеки («Портрет молодого инженера» 1965, «Трудное решение» 1966, «Юный конструктор» 1966); В.П. Ефанова («Москвичка» 1965, «Комсомолка Люба» 1966, «Портрет Я.М. Свердлова» 1969, «Портрет академика И.В. Курчатова» 1969, «Портрет академика А.М. Прохорова» 1970, «Внук Антоша», 1974, «Портрет Сергея Дрезнина» 1975); М.С. Сарьяна («Портрет Р.Н. Симонова» 1967, «Портрет А.С. Исаакяна» 1968); А.И. Лактионова («Портрет космонавта В.М. Комарова» 1967, «Портрет архитектора А.Н. Душкина» 1967, «Портрет космонавта П.И. Беляева» 1969, «Автопортрет с горящей свечой» 1970); Е.Н. Широкова («Писатель В.П. Астафьев» 1969, «Актер Е.З. Копелян» 1973, «Актриса Л.А. Чурсина» 1973, «Актер А.А. Миронов» 1977, «Автопортрет» 1980, «Актер К.Ю. Лавров» 1981); В.А. Серова («Портрет М.О. Рейзена» 1968); Б.С. Угарова («Портрет М.О. Угаровой» 1970, «Портрет Тани» 1971, «Портрет композитора А.П. Петрова» 1971, «Портрет жены» 1974); И.С. Глазунова («Портрет Л.И. Брежнева» 1973, «Фидель Кастро» 1973, «Индира Ганди» 1973, «Портрет писателя В.Г. Распутина» 1984); Ю.М. Непринцева («Портрет М.А. Тихомировой» 1973, «Портрет художника В.М. Городецкого» 1974, «Портрет искусствоведа Е.Н. Литовченко» 1979, «Портрет академика Д.С. Лихачева» 1983); Т.Т. Салахова («Портрет Д.Д. Шостаковича» 1976, «Портрет Расула Гамзатова» 1978, «Портрет матери» 1984); А.М. Шилова («Пастух» 1975, «Непобедимый» 1977, «Моя бабушка» 1977, «Автопортрет» 1978, «В театре» 1981, «В день рождения Ариши» 1981, «В ожидании» 1982, «Портрет академика Н.Н. Семенова» 1982); Б.В. Щербакова («Тургенев. Прощание с Родиной» 1976, «Лев Толстой в Ясной Поляне», 1978) и многие другие.

В жанре пейзажа и натюрморта были написаны полотна, принадлежащие кисти многих выдающихся мастеров, в том числе Ю.М. Непринцеву («Прага. Карлов мост» 1965, «Суздаль» 1967, «Рим. Пейзаж с лилиями» 1972); А.А. Пластову («Осень» 1966, «Зима» 1969, «Мартовское солнце» 1969); В.А. Серову («Уголок осеннего леса» 1967, «Берег Москвы-реки» 1968); Б.В. Щербакову («Суворовский дуб» 1969, «Русь Подмосковная» 1972, «Ростов Великий — град светлый» 1975, «Церковь в селе Уборы» 1982); Д.А. Налбандяну («Лето. Село Уборы» 1965, «В лесу» 1971, «Мисхор. Пасмурный день» 1973, «Италия. Неаполь» 1976); Е.И. Зверькову («Река Поведь» 1967, «Осенняя пора» 1970, «Весна в лесу» 1971, «Голубой апрель» 1972, «Утро в поле» 1979, «Осенний день» 1981); В.П. Ефанову («Золотая осень» 1968); Б.С. Угарову («Венеция. Набережная Большого канала» 1971, «За околицей» 1971, «Околица. Грачи» 1978); В.М. Сидорову («Последний снег» 1969, «Первая зелень. Розовый конь» 1970, триптих «Моя Родина» 1972, «Сенокосное утро» 1974, «Егорьев день» 1975, «Над полями синий вечер» 1976, «Гроза идет» 1980); Н.М. Ромадину («Есенинский вечер» 1965, «Золотая речка» 1970, «Затопленный лес» 1970); И.С. Глазунову («Погост Ненокса» 1967, «Русский Север» 1968, «Первый снег. Ферапонтово» 1968, «На Волге» 1983); А.М. Семенову («Дворик в Ростове Великом 1965, «Старая Ладога. К весне» 1972, «Вид на Смольный собор» 1974, «Литейный мост» (1982); Ю.П. Кугачу («Сирень» 1979, «Весна. Ручей» 1979, «Отставшая тучка» 1980, «В марте» 1984); А.М. Шилову («Бехово. Церковь» 1977, «За околицей» 1979, «Деревня Астафьева» 1981, «Анютины глазки» 1982) и другим выдающимся живописцам.

Жанр бытовой живописи был представлен многими работами таких замечательных художников, как Е.Н. Широков («Баллада о солдате» 1964, «Хлеб — фронту» 1967, «Раздумье (Ветеран)» 1970, «Посреди России» 1983); А.И. Курнаков («Короткий отдых» 1966, «И поднялся народ» 1969); Ю.И. Пименов («Задумчивая девушка» 1965, «Рабочая бригада» 1968, «Гримерная в «Большом»» 1972, «Стюардесса» 1974); Т.Н. Яблонская («Безымянные высоты», 1969; «Лен», 1977); Г.М. Коржев («Опрокинутый» 1970, «Обреченная» 1975, «Егорка-летун» 1980); Д.А. Налбандян («Юность» 1971); А.А. Пластов («Костер в поле» 1968, «Из прошлого» 1970); Б.С. Угаров («Весна на Волховском фронте» 1978), Д.К. Мочальский («Троица. Заочники» 1978); И.С. Глазунов («За ваше здоровье» 1977) и других.

В жанрах исторической, революционной и военной живописи работали многие крупные художники, в том числе В.А. Серов («Ленин в Розливе» 1967); Б.С. Угаров (Мать. Год 1941-й » 1965, «Декрет о земле» 1967, «За землю, за волю» 1969, «Солдаты революции» 1977, «Пугачевщина» 1979, «Возрождение» 1980); Б.В. Щербаков («Суд народный» 1966, «В.И. Ленин и А.М. Горький в октябре 1920» 1970); Д.А. Налбандян («Ходоки у Ленина» 1967, «Ленин на балконе Моссовета» 1970, «Интересная беседа» 1980, «На переднем крае» 1981); Ю.М. Непринцев («Родная земля» 1965, «Вот солдаты идут…» 1970, «Балтийцы» 1970); В.П. Ефанов («Ленин — вождь Октября» 1969); Е.Н. Широков («В.И. Ленин на Конгрессе Коминтерна» 1970, «Весна сорок пятого» 1975, «Мы наш, мы новый мир построим» 1980), П.Т. Мальцев («Бой воздушного десанта под Вязьмой зимой 1942 г.» 1972); И.С. Глазунов (цикл «Поле Куликово» 1979-1980) и другие живописцы.

Жанр книжной графики был представлен целым рядом выдающихся работ, в том числе Е.А. Кибрика («Борис Годунов» А.С. Пушкина 1965, «Портрет» Н.В. Гоголя 1977), О.Г. Верейского («Поднятая целина» М.А. Шолохова 1967, «Жизнь Ленина М.П. Прилежаевой 1970, «Анна Каренина» Л.Н. Толстого 1982), А.М. Каневского («Леночка с букетом» А.Л. Барто 1968, «Сатира» В.В. Маяковского 1969, «Витя Малеев в школе и дома» Н.Н. Носова 1971, «Вчера, сегодня, завтра» С.В. Михалкова 1976); Д.А. Шмаринова («Капитанская дочка» 1974 и «Пиковая дама» 1976 А.С. Пушкина, «По ком звонит колокол» Э. Хемингуэя 1979); В.Н. Горяева («Петербургские повести» 1965 и «Мертвые души» 1982 Н.В. Гоголя, «Идиот» Ф.М. Достоевского 1971, «Стихотворения и повести» А.С. Пушкина 1974, «Три толстяка» Ю.К. Олеши 1978), И.С. Глазунова («Дуэль» А.И. Куприна 1969, «Белые ночи» Ф.М. Достоевского 1970, «Очарованный странник» Н.С. Лескова 1973, «Обрыв» А.И. Гончарова 1977) и других крупных живописцев.

В эти же годы дальнейшее развитие получил жанр монументальной скульптуры. И хотя здесь наблюдался явный перекос, связанный с возведением огромного количества различных по своему художественному уровню памятников В.И. Ленину, тем не менее, и тогда появился целый ряд выдающихся произведений монументальной и пластической скульптуры.

Среди скульпторов-монументалистов особо значимые творения в эти годы создали Е.В. Вучетич, ставший автором скульптурных композиций «К звездам» в Москве (1966) и «Родина-мать» в Киеве (1972) и памятника В.И. Ленину в Волгограде (1970); Н.П. Томский, создавший надгробные бюсты И.В. Сталину (1970) и С.М. Буденному (1973) в некрополе у Кремлевской стены, памятник М.И. Кутузову в Москве (1973) и знаменитую композицию на «Могиле неизвестного солдата» у Кремлевской стены (1975); А.П. Кибальников, создавший знаменитые памятники С.А. Есенину в Рязани (1975) и В.М. Третьякову в Москве (1980); И.М. Рукавишников, ставший автором памятников И.В. Курчатову (1973) и А.В. Щусеву (1974) в Москве, обелиска на месте гибели Ю.А. Гагарина (1975) и надгробных бюстов М.А. Суслова и Л.И. Брежнева в некрополе у Кремлевской стены (1983); В.Е. Цигаль, который создал памятники С.А. Есенину в Москве (1972) и Р. Зорге в Баку (1981) и монумент «Героям Великой Отечественной войны» в Новороссийске (1982); М.К. Аникушин, создавший знаменитый мемориал «Героическим защитникам Ленинграда» (1975), портреты Н.К. Черкасова (1975) и Г.В. Свиридова (1980), памятники А.С. Пушкину на станции метро «Черная речка» в Ленинграде (1982) и Г.С. Улановой в Москве (1984); Л.Е. Кербель, ставший автором мраморных портретов космонавтов Ю.А. Гагарина, Г.С. Титова, А.Г. Николаева, П.Р. Поповича и А.С. Елисеева, писателей Б.А. Лавренева и Ч.Т. Айтматова, поэта Р.Г. Гамзатова, композитора Т.Н. Хренникова, мемориального комплекса «Жертвам фашизма» в городе Рудня (1965); В.А. Сидур, создавший в эти годы серию памятников «Погибшим от насилия» в Касселе (1965), Бабьем Яру (1966), Треблинке (1966) и циклы скульптурных композиций «Женское начало» (1977) и «Формула скорби» (1981); П.И. Бондаренко, ставший автором знаменитых Ленинского мемориала в Ульяновске (1967—1970) и памятника Ю.А. Гагарину на Ленинском проспекте в Москве (1980); О.К. Комов, который создал мемориалы «Погибшим воинам» под Новомосковском (1973) и «Борцам за Советскую власть на Дальнем Востоке» во Владивостоке (1976), памятники И.Е. Репину (1973) и А.Г. Венецианову (1980) в Вышнем Волочке, А.С. Пушкину в Твери (1974) и Большом Болдине (1979), С.П. Королеву и Ю.А. Гагарину в Таганроге (1975), М.Ю. Лермонтову в городе Лермонтов (1981), А.В. Суворову в Москве (1982) и К.Э. Циолковскому в Рязани (1983).

Последнее время, говоря о развитии советского изобразительного искусства в годы брежневского «застоя», многие авторы как заговоренные акцентируют внимание на так называемой «бульдозерной выставке» художников-авангардистов, которая была разогнана в Москве в сентябре 1974 г. Инициаторами показа этой авангардистской мазни опять выступили записные космополиты, в частности, А.Д. Глезер, О.Я. Рабин, А.О. Рабин, Ю.А. Жарких, В.А. Комар, А.Д. Меламид, Е.Л. Рухин, И.С. Холин, Б.А. Штейнберг, Н.В. Эльская и другие, которые сознательно устроили эту гнусную провокацию. Неслучайно позднее организатор этой выставки О.Я. Рабин прямо заявил, что эта «выставка готовилась скорее как политический вызов репрессивному режиму, а не как художественное событие. Я знал, что у нас будут проблемы, что будут аресты и избиения». Поэтому делать из этого события какое-то эпохальное явление культурной жизни страны, по меньшей мере, странно, а по большому счету является такой же провокацией, как и сама эта выставка «художников», не обладавших элементарным вкусом и навыками студентов-первокурсников художественно-ремесленного училища.

Диссидентское движение

Идейное противоборство в литературе и художественной жизни страны проявлялось и в иных формах. Идейную и организационную оппозицию власти в условиях «развитого социализма» составляли разномастные в идейном отношении диссидентские движения, которые зримо являли свое идейное родство и с западниками, и со славянофилами, и с социалистами. С учетом реалий второй половины XX в. это были либо русофильские («почвеннические») течения в их консервативном и либеральном вариантах, либо течение новых западников, в рамках которого причудливо были сплетены либерально-демократические, социал-демократические и евро-коммунистические потоки. Кроме того, в советском диссидентстве существовали также и различные националистические, религиозные, экологические и другие течения.

Известное единство движению диссидентов придавали активное неприятие сложившихся порядков и стремление к пресловутой «свободе личности» и «правам человека». Со временем это движение стало приобретать все более выраженные черты антикоммунизма и антисоветизма. Именно с этой, самой радикальной, частью диссидентского движения в конце 1980-х гг. объединилась значительная часть партийно-государственной советской элиты, в результате чего программные лозунги диссидентов стали носить официальный характер, и партийно-государственная власть сама встала на путь обличения своих собственных пороков. Это объединение власти с «широкой общественностью» в едином стремлении кардинально «исправить» пороки социалистического строя и стало главной причиной ликвидации социализма и разрушения СССР.

В диссидентстве социал-демократического толка, которое тесно смыкалось с либеральными течениями в их неприятии национально-патриотической перспективы развития советского общества, наибольшую известность приобрели братья Р.А. и Ж.А. Медведевы, под влиянием которых зарождалось мнимое «свободомыслие» академика А.Д. Сахарова. В рамках национально-либеральных и «почвеннических» течений общественной мысли и «советского диссидентства» наибольшим антисоветизмом отличались позиции А.И. Солженицына и И.Р. Шафаревича. А гораздо менее радикальный характер носили взгляды представителей различных национально-патриотических течений социально-культурного и консервативно-державного толка, вождями которых были И.В. Огурцов, В.Н. Осипов, Л.И. Бородин и другие. В «реальном социализме» они не видели почти ничего ценного, но в отличие от западников и либералов не поддерживали диссидентов, которые «целились в коммунизм, а стреляли в Россию».

В современной науке (А. Вдовин, Н. Митрохин) в развитии диссидентского движения, как правило, выделяют несколько этапов:

1) становление движения (1964-1972),

2) его кризис (1973—1974),

3) международное признание и расширение его деятельности (1974-1979);

4) сужение движения под ударами репрессий (1980—1985).

Социал-демократическое направление в диссидентском движении наиболее ярко было представлено ежемесячными самиздатовскими публикациями довольно посредственного историка-фантазера Р.А. Медведева, которые в 1971-1972 гг. были напечатаны за рубежом в виде отдельных книг — «Политический дневник», «К суду истории», «Социализм и демократия» и других. В этих работах, которые были буквально напичканы огромным количеством фактических ошибок и всевозможных политических баек, содержалась разнузданная критика сталинизма и призывы «очистить ленинизм» от всех искажений и наслоений сталинской эпохи.

Либеральное западничество в брежневский период дало о себе знать в 1965 г. выпуском в Москве самиздатского журнала «Сфинксы», редактором которого был В.Я. Тарсис, а также публикацией за рубежом и распространением внутри страны гротескно-сатирических повестей о социальных и психологических феноменах тоталитаризма. В частности, речь идет об отвратительных и бездарных русофобских поделках А.Д. Синявского («Суд идет», «Любимов») и Ю.М. Даниэля («Говорит Москва», «Искупление»), которые «Литературная газета» вполне справедливо назвала самой настоящей антисоветчиной, вдохновленной «лютой ненавистью к советскому народу и социалистическому строю». В сентябре 1965 г. чекисты, квалифицировав деяния этих писак как «особо опасные государственные преступления», арестовали их.

В феврале 1966 г. В.Я. Тарсис, успевший сбежать в Англию, был лишен советского гражданства, а в Москве состоялся суд над А.Д. Даниэлем и Ю.М. Синявским, обвиненными по статье за «антисоветскую агитацию и пропаганду, направленную на подрыв советской власти». В защиту обвиняемых было направлено более двадцати писем от советской «общественности», которые подписали более восьми десятков человек, большинство из которых принадлежали к либеральному крылу Союза писателей СССР: Л.А. Аннинский, П.Г. Антокольский, Б.А. Ахмадулина, В.Д. Берестов, З.Б. Богуславская, В.Н. Войнович, А.А. Вознесенский, Ю.О. Домбровский, Б.М. Сарнов, А.В. Жигулин, Л.Г. Зорин, Г.С. Фиш, А.Т. Гладилин, В.А. Каверин, Р.С. Сеф, Л.З. Копелев, Г.В. Владимов, Ю.Д. Левитанский, С.Л. Лунгин, С.П. Маркиш, А.А. Тарковский, В.Б. Шкловский, Ю.М. Нагибин, Б.Ш. Окуджава, С.Б. Рассадин, Д.С. Самойлов, И.Г. Эренбург, Л.И. Славин, Л.К. Чуковская и другие. В ответном письме секретариата Союза писателей СССР, которое подписали выдающиеся русские писатели и поэты, в том числе К.А. Федин, Н.С. Тихонов, К.М. Симонов, Л.С. Соболев, С.В. Михалков и А.А. Сурков, «омерзительная выходка» этих русофобов совершенно справедливо была заклеймена позором. В таком же резком тоне против них выступил и великий русский писатель М.А. Шолохов на XXIII съезде КПСС.

Наиболее известными событиями истории либерального диссидентского движения в указанный период стали:

1) суд над участниками Всероссийского социал-христианского союза освобождения народа — крупнейшей за всю историю движения подпольной организации во главе с И.В. Огурцовым, который состоялся в феврале — декабре 1967 г.;

2) начало издания самиздатского правозащитного бюллетеня «Хроника текущих событий» (1968—1983), составителями которого были три патологических русофоба и психически больные представители «московской интеллигентской тусовки» — С.А. Ковалев, Н.Е. Горбаневская и Т.С. Ходорович, наиболее зримо показавшие в перестроечные годы всю свою гнилую русофобскую суть;

3) публикация в «самиздате» в июне 1968 г. известной работы академика А.Д. Сахарова «Размышления о прогрессе, мирном сосуществовании и интеллектуальной свободе», которая стала своеобразной программой всего либерально-западнического движения и фактическим планом первого этапа «горбачевской перестройки».

Летом 1970 г. в Ленинграде состоялся громкий «самолетный процесс» над группой еврейских диссидентов, которые безуспешно попытались захватить самолет для вылета в Израиль. Конечно, эта террористическая акция не могла не привлечь внимания властей и общественности к проблеме еврейского национализма и сионизма как одной из самых ярких форм его выражения, тем более что вскоре эта проблема приобрела международный аспект. В частности, в декабре 1973 г. на XXVIII сессии Генеральной Ассамблеи ООН при выработке международной конвенции о ликвидации всех форм расовой дискриминации представители ряда государств — членов ООН попытались осудить антисемитизм и резко выступили против предложения советской делегации отнести к расовой дискриминации как антисемитизм, так и сионизм. Поэтому данный вопрос решить тогда не удалось, и его сняли с повестки дня.

На XXX сессии Генеральной Ассамблеи ООН началась новая дискуссия вокруг этой темы, которая была поднята рядом представителей развивающихся стран, в частности, Судана и Уганды. В своих выступлениях они прямо заявили, что постоянная поддержка Израиля правительством США объясняется тем, что «такая могущественная нация, как Соединенные Штаты Америки, находится во власти сионистов». На сей раз в ноябре 1975 г. резолюция ООН, осуждающая «сионизм как разновидность расизма и расовой дискриминации», вопреки резким попыткам представителей Израиля и США не допустить принятия данного решения, была одобрена подавляющим большинством государств, включая Советский Союз.

Громкий «самолетный процесс» зримо показал, что значительная часть так называемых советских «правозащитников» использовала правозащитную идею не по назначению, а исключительно для прикрытия воинствующего национализма и других, совершенно далеких от прав человека, идей. Позднее об этом со всем присущим ей цинизмом абсолютно откровенно поведала известная либералка и «правозащитница» мадам В.И. Новодворская, которая дословно заявила следующее: «Я лично правами человека накушалась досыта. Некогда и мы, и ЦРУ, и США использовали эту идею как таран для уничтожения коммунистического режима и развала СССР. Эта идея отслужила свое, и хватит врать про права человека и про правозащитников».

Однако именно в 1970-х гг. правозащитное движение становится одним из главных составляющих диссидентского движения в СССР. В ноябре 1970 г. издатель самиздатовского журнала «Общественные проблемы» некто В.Н. Чалидзе создал некий Комитет защиты прав человека, куда вошли А.Д. Сахаров, И.Р. Шафаревич, А.Н. Твердохлебов и другие. Этот комитет действовал около двух лет, а затем ему на смену в 1973 г. пришла русская секция «Международной амнистии», руководителями которой стали В.Ф. Турчин и А.Н. Твердохлебов. По словам ряда современных авторов (А. Вдовин, Т. Глушкова), в этот период во всем диссидентском движении большой удельный вес стала занимать «еврейская проблематика», связанная, прежде всего, с оживлением сионизма в самом СССР. Значительной была доля евреев и среди участников диссидентского движения в стране, поэтому самым существенным в этом движении было то, что оно, в основном, противоречило всему русскому началу, составлявшего костяк советской идейности. В этом космополитическом движении никогда не было опоры на национальные традиции и культуру, его члены опирались на одни лишь «Хельсинкские соглашения», поэтому борьба с советской властью «шла на основе западных ценностей, не менее, а более чуждых и враждебных русскому духу, чем коммунистический интернационализм или атеизм».

Летом 1972 г. были арестованы два известных деятеля диссидентского движения — П.И. Якир и И.Л. Красин, которые были ближайшими родственниками видных деятелей «ленинской гвардии». Во время следствия эти трусливые диссиденты согласились сотрудничать с чекистами, и в результате по стране прокатилась широкая волна новых арестов и заметное затухание диссидентского движения.

Новый подъем этого движения во многом был связан с публикацией в ряде западных изданий и в советском «самиздате» двух известных работ А.И. Солженицына: историко-публицистической книги «Архипелаг ГУЛАГ» и статьи «Жить не по лжи». В сентябре 1973 г. А.И. Солженицын написал «Письмо вождям Советского Союза», в котором предложил им полностью отказаться от марксистской идеологии, переместить «темный вихрь» этой западнической доктрины на огромные китайские просторы, а самим разумно, опираясь на сталинский опыт первых лет войны, поднять «старое русское знамя и православную хоругвь» и больше не повторять ошибок конца войны, когда мы «снова вытащили из нафталина» это «передовое учение». Кроме того, он предлагал перенести все усилия государства с решения внешних задач на внутренние проблемы и, в частности, отказаться от водки как важнейшей статьи государственного дохода, от многих видов ядовитых промышленных производств, признать необходимым установление в стране авторитарного строя и отказаться от невыполнимых и ненужных задач мирового господства.

Своеобразной альтернативой этой программе А.И. Солженицына стала новая работа академика А.Д. Сахарова «Тревога и надежды», написанная им в 1974 г., в которой он представил свое видение будущей мировой цивилизации. В частности, он наивно пытался убедить своих читателей в том, что возможным условием предотвращения мировой ядерной катастрофы является преодоление распада мира на антагонистические группы государств, неизбежный процесс сближения или конвергенции социалистической и капиталистической систем, демилитаризация, укрепление международного доверия, защита человеческих прав, закона и свободы, глубокий социальный прогресс и демократизация, укрепление нравственного и духовного личного начала в человеке.

Однако все его дальнейшие работы, написанные под диктовку его новоявленной супруги Е.Г. Боннэр, отчетливо показали, за какую конвергенцию выступал этот «великий гуманист». Об истории своей собственной страны он презрительно писал, что она «полна ужасного насилия и чудовищных преступлений», и что «существующий веками рабский и холопский дух, сочетающийся с презрением к иноземцам и иноверцам» является величайшей бедой русской нации. В своей телеграмме, направленной президенту Дж. Картеру в 1977 г., он выразил холуйскую уверенность, что «исполненная мужества и решимости первая в мире демократическая страна с честью понесет бремя, возложенное на нее историей в противостоянии тоталитарному миру социалистических стран» и т.д. Затем этот новоявленный «теоретик» и «великий гуманист» естественным путем пришел в лагерь мондиалистов, и уже на закате своей разрушительной диссидентской работы заявил, что процесс конвергенции двух систем естественно приведет к созданию мирового правительства и т.д.

В декабре 1975 г. за свои сомнительные достижения и подвиги в борьбе с собственной страной А.Д. Сахаров, вслед за А.И. Солженицыным, стал новым советским диссидентом, удостоенным Нобелевской премии, что, естественно, способствовало международному признанию диссидентского движения в хорошо известных западных кругах. Кроме того, расширению известности диссидентского движения в СССР способствовала и подрывная работа других «теоретиков» диссидентства, в частности, Р.А. Медведева, который в 1975—1976 гг. редактировал самиздатский журнал «XX век», выходивший одновременно в Лондоне и Москве. В мае 1976 г., после подписания Хельсинкских соглашений была создана так называемая Московская Хельсинская группа, в состав которой вошли самые отпетые сионисты и русофобы — Ю. Орлов, Л. Алексеева, М. Бернштам, Е. Боннэр, А. Гинзбург, П. Григоренко, А. Корчак, М. Ландау, А. Марченко, Н. Щаранский и В. Рубин, многие из которых были просто психически больными людьми. В январе 1977 г. при Московской Хельсинкской группе была образована рабочая комиссия по расследованию использования психиатрии в политических целях, одним из основателей которой стал еще один сионист А. Подрабинек.

Официальные власти вполне справедливо считали, что одна из главных опасностей для советского государства исходит именно от диссидентов, поэтому на рубеже 1970—1980-х гг. они резко ужесточили репрессии против них, в результате чего были арестованы и сосланы почти все лидеры и активные участники не только правозащитных, но и оппозиционных властям национальных и религиозных организаций. Не случайно уже в апреле 1981 г. первый заместитель председателя КГБ СССР генерал армии С.К. Цвигун со страниц центрального партийного печатного органа журнала «Коммунист» прямо заявил, что «все антиобщественные элементы, умело маскировавшие себя под поборников демократии, обезврежены, и правозащитное движение в стране перестало существовать». Как показали последующие события, победа над русофобским диссидентством оказалась эфемерной.

Горбачевская «перестройка» в полной мере выявила настоящую значимость этого проплаченного западными спецслужбами преступного движения, идеями которого оказалась заражена значительная часть партийно-государственного аппарата. Именно они, крупные партийные аппаратчики и их прихлебатели из академических институтов, обласканные властью, — М.С. Горбачев, А.Н. Яковлев, В.А. Медведев, А.С. Черняев, А.Г. Арбатов, А.Е. Бовин, Ф.М. Бурлацкий, И.Т. Фролов, В.В. Загладин, Н.Б. Биккенин и другие стали движущей силой «номенклатурной революции», которая моментально подрубила все устои «развитого социализма» и обрушила здание «нерушимого» советского государства.

При оценках исторической роли либерального диссидентства в разрушении страны некоторые современные авторов (М. Зенина) испытывают немалые трудности, поскольку до сих пор не могут назвать вещи своими именами и открыто обелить «пятую колонну», выступавшую в союзе с «прогрессивным западным миром» против собственной страны и своего народа. Часто приходится встречаться с сентенциями о том, что все советские «реформаторы», начиная с Н.С. Хрущева, «в силу своего мировоззрения видели в либеральной интеллигенции потенциального противника, нежели советчика и помощника, поскольку в интеллигентской среде были очень сильны консервативно-охранительные настроения, на которые и опиралась власть».

На взгляд других авторов (А. Барсенков, А. Вдовин), наиболее существенным для исторических судеб России является то обстоятельство, что национально-патриотические течения так и не смогли набрать силу и существенно повлиять на власть и развитие советского общества. «Русофилы» в значительной части остались диссидентами по отношению и к свершившейся контрреволюции, и к утвердившейся на ее волне новой правящей элите.

В 1960-1980-х гг. в диссидентстве стало более заметным течение русской либеральной национально-патриотической мысли, выраженное в самиздатской публицистике, которая стала своеобразным ответом на «самиздат» либерально-русофобского толка. По данным ряда современных авторов (А. Вдовин, Н. Митрохин) первым известным трактатом русских «националистов» стало «Слово нации», опубликованное А.М. Ивановым (Скуратовым) в декабре 1970 г., которое стало своеобразным полемическим ответом на анонимную «Программу Демократического Движения СССР», опубликованную в либеральном «самиздате» в 1969 г.

Несмотря на всю свою утопичность, «Слово нации» представляет собой интерес и как исторический документ, и как документ, созвучный современной политической ситуации в России. По мнению автора «Слова», западный мир биологически вырождается, а поскольку биологическое начало лежит в первооснове всего, в том числе и социального начала, то всякая демократия и права человека становятся совершенно бессмысленны сами по себе. Противостоять этому процессу биологического вырождения способно лишь сильное правительство, которое опирается на национальные традиции, поскольку нация первична и представляет собой особую духовную общность, своеобразие которой имеет глубокий мистический смысл. Основными признаками нации являются расовый тип, определяющий ее психологический склад, язык, определяющий ее способ мышления, и национальная идеология. Автор «Слова нации» выражал абсолютную уверенность в том, что именно национальный вопрос является главным вопросом для страны, поскольку русские играют в жизни своего государства непропорционально малую роль, а «малый народ», претендуя на роль угнетенного меньшинства, фактически монополизировал всю науку и культуру страны. Поэтому в стране должна произойти национальная революция и русский народ должен стать господствующей нацией на своей земле.

Важным событием в русском либерально-патриотическом движении стал выход в свет журнала «Вече» (1971), который стал своеобразным ответом на различные диссидентские издания либерально-западнического толка. Инициатором создания этого журнала стал бывший политзаключенный В.Н. Осипов, а его наиболее видными авторами А.М. Иванов (Скуратов), М.Ф. Антонов, Г.М. Шиманов, Д.С. Дудко и С.А. Мельникова. Этот журнал просуществовал недолго, в июле 1974 г. С.А. Мельникова и И.В. Овчинников от имени редакции заявили о его закрытии. Несколько членов редколлегии, в частности, В.Н. Осипов и В.С. Родионов, не согласились с данным решением и наладили выпуск нового самиздатского журнала «Земля», заявив, что знамя русского возрождения по-прежнему находится в их надежных руках. Но и это журнал был вскоре закрыт.

В сентябре 1974 г. Л.И. Бородин начал издание журнала «Московский сборник», посвятив его проблемам нации и религии. В своей издательской деятельности он опирался на помощь молодых христиан, которые группировались вокруг Г.М. Шиманова, Д.С. Дудко, В.Н. Осипова и других русских патриотов.

В середине-второй половине 1970-х гг. произошла глубокая идейная трансформация крупнейшего советского математика и диссидента академика И.Р. Шафаревича, который до этого входил в различные группировки либеральных диссидентов. Особенно широкую известность в это время приобрели его статьи «Обособление или сближение» и «Есть ли у России будущее?», вошедшие в сборник «Из-под глыб» (1974), а также книги «Социализм как явление мировой истории» (1977) и «Русофобия» (1980). Эти работы создали автору репутацию идеолога национально-православного движения, сразу же вызвав критику в кругах «демократически» настроенной интеллигенции, профессиональных историков и этнографов, находящих в них разного рода натяжки и неточности. Однако теория «малого народа», которую развивал И.Р. Шафаревич вслед за французским историком О. Кошеном, получила довольно широкое признание в патриотических кругах, поскольку он считал, что ядро «малого народа», управлявшего страной, составляет еврейство.

Во второй половине 1970-х гг. в «самиздате» появилось новое течение «национал-коммунистов», которое претендовало на то, чтобы вместе с властями бороться против сионизма за самобытное русское государство. В рамках этого течения существовали две группировки — «православные» во главе с Г.М. Шимановым и Ф.В. Карелиным, и «язычники» во главе с А.М. Ивановым (Скуратовым) и В.И. Скурлатовым. Обе эти группировки активно открестились от советского диссидентства в его либеральной ипостаси и резко критиковали деятельность весь прозападных диссидентских структур — Московской Хельсинкской группы, Христианского комитета защиты верующих, «Международной амнистии» и других.

В 1980—1982 гг. под редакцией Г.М. Шиманова, Ф.В. Карелина и В.И. Прилуцкого выходил самиздатский журнал «Многая лета», основная идея которого состояла в том, чтобы склонить советскую власть к политике «здравого смысла» и укрепить эту власть за счет народных коммун, объединенных по родовому и религиозному признаку. В 1982 г. под угрозой ареста авторов журнала он прекратил свое существование, и с его закрытием организованные структуры русского диссидентского национального движения практически перестали существовать.

В религиозном отношении в русском национально-патриотическом движении были не только христиане, но и устойчивые группы «новых язычников», среди которых выделялись три лидера — А.М. Иванов (Скуратов), В.И. Скурлатов и В.Н. Емельянов. Их неформальным лидером был именно А.М. Иванов (Скуратов), ставший автором целого ряда скандальных работ, направленных на разоблачение христианства, — «Тайна двух начал» (1971), «Заратустра говорил не так» (1977), «Христианская чума» (1979), «Основы арийского мировоззрения» (1981) и «История как орудие геноцида: несколько слов в защиту венедов» (1981). Другой участник этой группировки В.Н. Емельянов, будучи автором известных «Критических заметок русского человека о патриотическом журнале «Вече»» (1973) и книги «Десионизация» (1979), подвергал резкой критике не только сам журнал «Вече», который он считал «сионистским предбанником», но все христианство и ислам как «дочерние компании иудаизма», придуманные им для порабощения «гоев». По информации историков (А. Вдовин), он входил в узкий круг тех авторов, которые с согласия властей разоблачали реакционную сущность сионизма и теоретически обосновывали советскую политику во всем Ближневосточном регионе. В этот «узкий круг» также входили Ю.С. Иванов («Осторожно: сионизм» 1969), В.В. Большаков («Сионизм на службе антикоммунизма» 1972), Е.С. Евсеев («Фашизм под голубой звездой» 1971), В.Я. Бегун («Ползучая контрреволюция» 1974), В.И. Скурлатов («Сионизм и апартеид» 1975), В.А. Семенюк («Националистическое безумие» (1976) и другие.


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *