Первая русская революция


Историография и основные проблемы

Предварительные замечания

Изучая историю первой русской революции, нам неизбежно придется обратиться к теоретическому наследию лидера российских большевиков В.И. Ульянова (Ленина), из-под пера которого вышло огромное количество работ, посвященных ее различным событиям и аспектам. В советскую эпоху любые ленинские положения и выводы по всем вопросам и проблемам истории воспринимались как истина в последней инстанции, несмотря на всю абсурдность ряда из них. Теперь же, напротив, чуть ли не каждый стремится внести свою лепту в разоблачение вождя мирового пролетариата. Особо поднаторели в этом бывшие партийные аппаратчики и преподаватели научного коммунизма, в частности, Д.А. Волкогонов, А.Н. Яковлев, Е.Т. Гайдар, Г.Х. Попов, Г.Э. Бурбулис и иже с ними. Мы же не станем уподобляться этим политическим флюгерам и ниспровергателям устоев, а постараемся объективно подойти к ленинским оценкам революции.

б) Основные проблемы в историографии

I. Проблема революционной ситуации.
В ноябре 1914 г. В.И. Ленин пишет одну из самых известных своих работ «Крах II Интернационала», в которой впервые сформулировал знаменитое учение «о революционной ситуации». С точки зрения вождя мирового пролетариата, каждой революции непременно предшествует революционная ситуация, которая характеризуется тремя обязательными признаками:
1) обострением выше обычного нужды и бедствий угнетенных классов, которые больше не хотят жить по-старому;
2) повышением в силу указанных причин активности народных масс;
3) кризисом «верхов», которые уже не могут управлять по-старому.
В.И. Ленин указывал, что в зависимости от сочетания объективных и субъективных факторов революционная ситуация может завершиться либо революцией, либо реформами, либо контрреформами.
В советской историографии (М. Нечкина, П. Зайончковский) традиционно говорили о трех революционных ситуациях:
1) первая революционная ситуация (1859―1861) завершилась эпохой так называемых буржуазных реформ Александра II;
2) вторая революционная ситуация (1879―1881) завершилась эпохой контрреформ Александра III;
3) третья революционная ситуация (1901―1904) завершилась Первой русской революцией.
В настоящее время большинство авторов (В. Федоров, В. Тюкавкин, П. Зырянов), не отрицая в принципе это ленинское учение, предпочитает говорить о политических кризисах, что, по их мнению, более точно определяло суть происходивших процессов.
Если говорить по существу, то следует признать, что накануне Первой русской революции в стране существовал острейший внутриполитический кризис, который был вызван следующими обстоятельствами:
1) экономическим кризисом (1900―1903), который действительно обострил нужду и бедствия огромной части российского крестьянства и пролетариата;
2) началом мощного забастовочного и стачечного движения рабочих в крупных российских городах и массовыми крестьянскими волнениями в деревне, яркими примерами которых стали «Обуховская оборона» в Петербурге (1901), «Ростовская стачка» (1902) и «Бакинская стачка» (1903–1904), а также мощные крестьянские восстания в Харьковской и Полтавской губерниях (1902);
3) созданием первых революционных (эсдеки, эсеры) и оппозиционных (либералы) политических партий и движений, которое зачастую сопровождалось кровавым террором против видных представителей центральной и местной власти;
4) лихорадочным лавированием центральной власти от провозглашения либеральных прожектов в «эпоху доверия» П.Д. Святополк-Мирского (ноябрь 1904 г.) до закручивания гаек и прямых угроз в адрес либералов, которое содержалось в «Правительственном заявлении» 12 декабря 1904 г.
II. Проблема политических лагерей.
Российские либералы (П.Н. Милюков, В.А. Маклаков) и меньшевики (Ю.О. Мартов), а также многие зарубежные советологи (Д. Вествуд, Г. Хоскинг) утверждали, что накануне революции существовало два политических лагеря: а) монархический, объединявший в своих рядах все помещичье-черносотенные группировки, и б) оппозиционный, объединявший представителей всех политических и идейных течений от либералов до социалистов, выступавших под лозунгами политических свобод.
Лидер российских большевиков В.И. Ленин в целом ряде своих работ, в частности, «Об оценке революционного момента» (1907) и «Доклад о революции 1905 года» (1915), неоднократно писал, что накануне и в ходе самой революции в России существовало три политических лагеря:
а) правительственный, или помещичье-реакционный;
б) либерально-буржуазный, или оппозиционный;
в) пролетарско-крестьянский, или революционный.
Такой расклад политических сил существовал только до середины октября 1905 г., поскольку после издания Манифеста 17 октября либеральная оппозиция перешла на сторону реакции и стала «фиговым листком контрреволюции», и от ее былой оппозиционности не осталось и следа.
Другой лидер большевиков и фактический глава советского государства И.В. Сталин в «Кратком курсе истории ВКП(б)» (1938), который был отредактирован им лично, вернулся к теории двух политических лагерей, но в совершенно иной интерпретации, нежели у либералов и меньшевиков. По мнению вождя всех времен и народов, накануне и в период самой революции в России существовало два политических лагеря:
а) реакционный лагерь, объединявший в своих рядах монархистов, черносотенцев и либералов всех оттенков и мастей;
б) революционный, или пролетарско-крестьянский.
III. Проблема определения характера революции и ее движущих сил.
1) Ленинская оценка всего комплекса проблем содержится в многочисленных его работах, написанных как по горячим следам тех событий («Две тактики социал-демократии в демократической революции» 1905 г.), так и спустя значительный период времени («Доклад о революции 1905 года» 1915). Суть его оценок состоит в следующем.
а) Первая русская революция носила буржуазно-демократический характер. Буржуазный характер революции определялся тем, что в ходе революционной борьбы ставились задачи уничтожения самодержавия, установления парламентской республики, ликвидации сословного строя, введения основных политических и гражданских свобод и т. д. В.И. Ленин особо подчеркивал, что «гвоздем Первой русской революции был аграрно-крестьянский вопрос» и проблема полной ликвидации всего помещичьего землевладения. Демократический характер революции определялся ее движущими силами, поскольку застрельщиком революции и ее гегемоном был российский пролетариат в союзе со всем крестьянством, а не либеральная буржуазия, которая на определенном этапе сыграла лишь роль попутчика подлинно демократических сил.
б) Рабочее и крестьянское движение развивалось не одновременно и волнообразно. Рабочее движение началось значительно раньше и прошло в своем развитии три кульминационных этапа: в январе, октябре и декабре 1905 г. Крестьянское движение началось значительно позже, только после окончания весенних полевых работ, и прошло в своем развитии два основных этапа: апрель и ноябрь ― декабрь 1905 г.
в) Либеральная буржуазия раскачалась только к лету 1905 г., и пик ее активности и «покраснения» пришелся на первую половину октября 1905 г., когда в стране началась всероссийская октябрьская политическая стачка, завершившаяся изданием царского Манифеста 17 октября. Затем буржуазия перешла на сторону реакции и стала «фиговым листком контрреволюции».
По вполне понятным причинам ленинская оценка этих проблем полностью разделялась советской исторической наукой, хотя, впрочем, и в настоящее время многие историки (Р. Ганелин, В. Тюкавкин, В. Федоров) продолжают исповедовать ленинский подход в оценке характера и движущих сил революции.
2) Совершенно иная оценка Первой русской революции была дана бывшими легальными марксистами в знаменитом сборнике «Вехи» (1909), который В.И. Ленин сразу окрестил «энциклопедией либерального ренегатства». Авторы этого сборника — П.Б. Струве, Н.А. Бердяев, С.Н. Булгаков, С.Л. Франк и другие, крайне негативно оценивая революционные события, утверждали, что главным их виновником стала либеральная интеллигенция, которая, оторвавшись от национальных корней и православия, отравленная идеями «нигилизма» и «космополитизма», едва не погубила Россию, подведя ее вплотную к краю пропасти.
3) В 1911―1913 гг. вышли в свет антивеховский сборник «Интеллигенция России» (П.Н. Милюков, М.М. Ковалевский) и пятитомный фолиант «Общественное движение в России в начале XX века» (Ю.О. Мартов, А.Н. Пешехонов), авторы которых, напротив, высоко оценили роль либеральной интеллигенции в событиях тех лет. Признавая, что прошедшая революция в России носила буржуазный характер, они заявляли, что именно либеральная интеллигенция сыграла ключевую роль в этой революции и заставила правящие круги пойти на издание Манифеста 17 октября 1905 г., даровавшего подданным российской короны политические свободы и первый представительный орган власти — Государственную думу. А радикальные социалисты, выдвинув губительный лозунг свержения монархии, взявшись за оружие и бойкотировав выборы в Государственную думу, погубили революцию и отвратили власть от дальнейшего проведения реформ.
4) В 1926 г. один из вождей европейской социал-демократии Карл Каутский в своей работе «Уроки русской революции» писал, что «русская революция совершенно особый процесс, происходящий на грани буржуазного и социалистического общества», итогом которой стали ликвидация капитализма и дальнейшее развитие социалистических начал в жизни российского общества. В настоящее время эту оригинальную точку зрения разделяют целый ряд авторов, в том числе профессор С.Г. Кара-Мурза, опубликовавший в 2002 г. свой фундаментальный труд «Советская цивилизация».
5) В современной историографии одни авторы (Н. Селунская, Р. Тоштендаль) вообще предлагают отказаться от понятия «революция» применительно к событиям 1905―1907 гг., а другие (А. Дворниченко), по аналогии с событиями начала XVII в., называют их второй русской Смутой.
IV. Проблема определения хронологических рамок революции и ее внутренней периодизации.
По данной проблеме существуют три основных точки зрения:
1) В советской (А. Пясковский, К. Шацилло, А. Аврех, Р. Ганелин) и отчасти в современной (А. Боханов, В. Федоров) исторической науке, опираясь на ленинские оценки, определяли хронологические рамки Первой русской революции следующим образом: 9 января 1905 г. — 3 июня 1907 г. В рамках самой революции выделяли несколько важных этапов:
а) январь — май 1905 г. — «Кровавое воскресенье» в Петербурге и, как следствие этой трагедии, небывалый рост забастовочного и стачечного движения в крупных промышленных центрах страны с преобладанием политических требований;
б) май — август 1905 г. — расширение социальной базы революции и вовлечение в ее события широких крестьянских масс, армии и флота;
в) октябрь — декабрь 1905 г. — высший подъем революции, ознаменовавшийся всероссийской октябрьской политической стачкой и Декабрьским вооруженным восстанием в Москве;
г) январь 1906 ― июнь 1907 г. ― отступление и поражение революции, которая завершилась установлением бонапартистского режима «третьеиюньской монархии».
2) В русской либеральной историографии (П. Милюков, П. Струве) хронологические рамки Первой русской революции определяли следующим образом: 9 января ― 20 декабря 1905 г., и выделяли два основных этапа этой революции:
а) январь ― октябрь 1905 г. — развитие революции по восходящей линии;
б) ноябрь ― декабрь 1905 г. — развитие революции по нисходящей линии.
3) В западноевропейской историографии (Л. Шапиро, Г. Степенсон) хронологические рамки Первой русской революции определяли следующим образом: ноябрь 1904 г. ― декабрь 1905 г., особо выделяя три основных события революционного процесса: «Банкетную кампанию» либералов (ноябрь 1904 г.), царский манифест (октябрь 1905 г.) и вооруженное восстание в Москве (декабрь 1905 г.).

Основные события и хронология революции

3―8 января 1905 г. — всеобщая стачка рабочих Путиловского и других столичных заводов, организованная «Собранием русских фабрично-заводских рабочих», руководителем которого был агент царской охранки, священник Георгий Аполлонович Гапон. В ходе этой стачки было принято решение об организации мирного шествия к царю для передачи ему петиции о нуждах столичных рабочих. По настоянию меньшевиков в эту петицию помимо чисто экономических требований были включены и политические требования, а именно: созыв Учредительного собрания, отделение церкви от государства, законодательное закрепление гражданских и политических прав и свобод и т. д.
9 января 1905 г. — во время мирного шествия к Зимнему Дворцу в различных районах Петербурга (Дворцовая площадь, Невский проспект, Гороховая улица) правительственные войска, казаки и полиция открыли шквальный огонь по демонстрантам, в результате чего, по разным оценкам, погибло от 130 до 1200 человек. Эта трагедия, получившая название «Кровавого воскресенья», традиционно считается началом Первой русской революции.
17 января 1905 г. — по указанию царя для координации работы всех министерств и ведомств в условия чрезвычайной ситуации в столице было создано «Особое совещание» под руководством С.Ю. Витте.
18 февраля 1905 г. — по поручению царя новый министр внутренних дел А.Г. Булыгин приступил к разработке законопроекта о создании выборного представительного органа власти.
12—27 апреля 1905 г. — состоялись III (Лондонский) съезд РСДРП(б) и Женевская конференция РСДРП(м), на которых обсуждались вопросы о характере начавшейся революции, о ее движущих силах, об отношении к крестьянству, о тактике борьбы за власть, о вооруженном восстании, о временном революционном правительстве и т. д.
12 мая — 23 июля 1905 г. — всеобщая стачка рабочих Иваново-Вознесенска, в ходе которой возник первый в России Совет рабочих депутатов, который возглавили молодые большевики М.В. Фрунзе и Н.И. Подвойский.
12―25 июня 1905 г. — восстание моряков Черноморского флота на броненосце «Князь Потемкин Таврический», которое возглавил матрос-террорист А.Н. Матюшенко, который лично расстрелял пять офицеров корабельного экипажа, в том числе его командира, капитана 1-го ранга Е.Н. Голикова.
18—25 июня 1905 г. — вооруженное восстание рабочих в городе Лодзь, которое возглавил один из лидеров польских социал-демократов Б.З. Весоловский.
31 июля — 1 августа 1905 г. — учредительный съезд и создание Всероссийского Крестьянского союза, который возглавили правые эсеры во главе с В.М. Черновым. На этом съезде помимо традиционных экономических требований, в частности отмены выкупных платежей, права частной собственности на землю и изменения системы налогообложения крестьян, было выдвинуто и первое политическое требование — созыв Учредительного собрания.
6 августа 1905 г. — были опубликованы манифест «Об учреждении Государственной думы» и «Положение о выборах в Государственную думу», согласно которым она становилась выборным законосовещательным органом власти, выборы в которую должны были проходить по куриальной системе на основе квот губернских избирательных собраний. Численность крестьянской курии составляла 43% от общего числа депутатов, землевладельческой — 34% и городской — 23%, а духовенство, рабочие и военные чины были лишены избирательного права. Большинство либералов и часть социалистов с восторгом приняли эту «подачку» властей, однако большевики и эсеры категорически отвергли этот псевдолиберальный проект и призвали к бойкоту «булыгинской думы».
7—25 октября 1905 г. — всероссийская октябрьская политическая стачка, в которой приняло участие до 3 млн человек, и которая сыграла определяющую роль в издании знаменитого царского Манифеста 17 октября.
17 октября 1905 г. — царский манифест «Об усовершенствовании государственного порядка», в котором говорилось о даровании подданным российской короны гражданских и политических прав и свобод и о создании первого в российской истории законодательного органа власти — Государственной думы.
По мнению ряда авторов (Р. Ганелин, Б. Ананьич), рождением этого документа либеральная оппозиция во многом была обязана С.Ю. Витте и его правой руке князю А.Д. Оболенскому, которые, несмотря на сильную оппозицию в правительстве, прежде всего со стороны К.П. Победоносцева, сумели убедить царя издать этот документ. Справедливости ради следует сказать, что основные положения Манифеста 17 октября были обсуждены и согласованы с царем еще на заседании «комиссии Д.М. Сольского», которое состоялось накануне этого события. Вечером того же дня в отставку были отправлены обер-прокурор К.П. Победоносцев, петербургский генерал-губернатор Д.Ф. Трепов и министр внутренних дел А.Г. Булыгин.
Вся либеральная публика и умеренная часть социалистов с восторгом приняли этот манифест, оценив его как полную победу революции. Но радикальные политические группировки — эсеры и большевики расценили издание манифеста как яркое проявление слабости власти и призвали своих сторонников к продолжению борьбы с ненавистным самодержавным режимом.
В современной историографии существуют различные оценки Манифеста 17 октября.
Одни авторы (И. Исаев, В. Тюкавкин) утверждают, что с изданием манифеста в Российской империи произошли коренные изменения в политическом строе и установилась принципиально иная форма государственного правления — конституционная (думская) монархия.
Другие авторы (А. Боханов) считают, что этот документ отразил переломный момент в многовековой истории России и стал крупнейшим шагом по пути конституционной эволюции и создания правового государства в стране.
Третья группа авторов (Р. Ганелин, Б. Ананьич, В. Федоров) полагает, что этот законодательный акт всего лишь декларировал эволюцию формы правления Российской империи от абсолютной монархии к конституционной монархии, но не более того.
Четвертая группа авторов (А. Медушевский) убеждена в том, что царский манифест, будучи по своей природе типичным актом «октроированного» (пожалованного) конституционализма, только создал необходимые условия для развития российской политической системы в сторону дуалистической монархии.
Пятая группа авторов (С. Фицпатрик, Т. Макдонуэл) утверждает, что невозможно отнести российский политический режим, сложившийся после революции, к какой-либо форме европейского конституционализма и предпочитают говорить о нем как об уникальном политическом режиме, не имеющем аналогов в мировой истории.
Наконец, шестая группа историков (Н. Ерошкин, К. Шацилло, А. Аврех) полагает, что самодержавная форма правления в России осталась непоколебимой.
19 октября 1905 г. — в соответствии с императорским указом Комитет министров был преобразован в Совет министров Российской империи, который впервые становился высшим постоянно действующим органом исполнительной власти, в ведении которого находились все центральные министерства и ведомства страны. Председатель Совета министров назначался на должность и снимался с нее только императором, перед которым нес прямую персональную ответственность за работу всего правительства. В тот же день председатель упраздненного Комитета министров Иван Логгинович Горемыкин был отправлен в отставку, а первым главой Совета министров был назначен Сергей Юльевич Витте.
26—27 октября 1905 г. — восстание моряков Балтийского флота и Кронштадтского гарнизона, организатором которого выступил член ЦК РСДРП (б) И.Ф. Дубровинский.
3 ноября 1905 г. — Николай II подписал манифест «Об отмене всех выкупных платежей за землю», которые были установлены аграрной реформой Александра II.
В соответствии с этим документом с января 1907 г. отменялось полное взимание всех выкупных платежей и недоимок за надельную землю, полученную бывшими крепостными и удельными крестьянами в 1861–1864 гг.
6―10 ноября 1905 г. — состоялся II съезд Всероссийского Крестьянского союза, на котором были выдвинуты два новых политических требования о введении всеобщего избирательного права и изменении принципов уездного и волостного управления в стране.
11―16 ноября 1905 г. — новое восстание моряков Черноморского флота на крейсере «Очаков», которое возглавил лейтенант П.П. Шмидт.
7―20 декабря 1905 г. — вооруженное восстание в Москве, организованное Московским комитетом РСДРП(б) и «Боевым комитетом» партии эсеров. Для общего руководства восстанием была создана Исполнительная комиссия в составе В.Л. Шанцера (Марата), М.Н. Мандельштама (Лядова) и М.И. Васильева-Южина.
На первом этапе восстания (7―9 декабря) выступления рабочих носили в основном мирный характер и проходили в форме традиционных стачек и демонстраций. После ареста членов Исполнительной комиссии и разгона отряда вооруженных рабочих дружинников в районе Чистых прудов восстание вступило в новый этап вооруженного противостояния дружинников с полицией и регулярными войсками.
На этом этапе восстания (10―20 декабря) основными районами боевых действий стали Замоскворечье, Рогожско-Симоновская застава и Пресня, где руководителями боевых штабов дружинников стали члены МК РСДРП(б) Р.С. Залкинд (Землячка), И.Ф. Дубровинский и З.Я. Литвин-Седой, а также близкий родственник знаменитого московского фабриканта С.Т. Морозова Н.П. Шмидт, который стал главным спонсором боевиков.
Для подавления вооруженного восстания в Москву были посланы лейб-гвардии Семеновский (полковник Г.А. Мин), лейб-гвардии Конно-гренадерский (полковник Н.А. Будберг) и Ладожский пехотный (полковник П.И. Мельников) полки из Петербурга и Варшавы, а общее руководство всей операцией по разгрому дружин боевиков было возложено на нового московского генерал-губернатора адмирала Федора Васильевича Дубасова.
Подавление Декабрьского вооруженного восстания в Москве, ставшего кульминацией революционных событий, знаменовало собой окончание самой революции, хотя отдельные очаги вооруженного сопротивления (Чита, Красноярск, Владивосток) пришлось подавлять вплоть до конца января 1906 г.


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *