Политическое развитие России на рубеже XIX―XX вв


Государственный строй Российской империи

Николай II и его ближайшее окружение

На рубеже веков Российская империя была одной из немногих абсолютистских монархий мира. Император Всероссийский, «монарх самодержавный и неограниченный», обладал всей полнотой законодательной, исполнительной и судебной власти, повиноваться которому, как гласил свод «Основных государственных законов Российской империи», «не токмо за страх, но и за совесть сам Бог повелевает». Давно подмечено, что в абсолютистских режимах власть всегда персонифицируется в одном человеке, и последний русский император не стал исключением из этого правила.
Личность Николая II до сих пор привлекает пристальное внимание и вызывает бурные споры среди людей различных убеждений и взглядов. О нем писали современники и историки, его почитатели и непримиримые враги. Как правило, в этих сочинениях даются взаимоисключающие оценки личности и деяний последнего русского монарха, которые почти всегда ангажированы идеологическими и политическими пристрастиями авторов этих сочинений.
Николай родился в мае 1868 г. Поскольку младенец стал первым ребенком в семье будущего императора Александра III и его супруги, датской принцессы Марии Фридерики Дагмары, ставшей в православии Марией Федоровной, его сразу стали готовить к занятию престола. В раннем детстве воспитателем Николая был англичанин К.О. Хис, но в 1877 г. официальным воспитателем наследника престола был назначен генерал Г.Г. Данилович. Первоначально Николай получил домашнее образование в рамках большого гимназического курса, а затем — по специально составленной программе, соединившей в себе курс государственного и экономического отделений юридического факультета Петербургского университета с курсом Академии Генерального штаба. Учебные занятия велись тринадцать лет (1877―1890): первые восемь лет были целиком посвящены предметам расширенного гимназического курса, где особое внимание уделялось изучению политической истории, русской литературы, английского, немецкого и французского языков, а последующие пять лет посвящались изучению военного дела, юридических и экономических наук. Его воспитателями и учителями были выдающиеся представители русской национальной науки: преподавателями права и основ богословия были обер-прокурор К.П. Победоносцев и профессор Е.Е. Замысловский, курс экономики и финансов читал академик И.Х. Бунге, исторические дисциплины вели академики С.М. Соловьев и В.О. Ключевский, географию и статистику читал генерал Н.Н. Обручев, а курс военных дисциплин — видные военные теоретики, генералы М.И. Драгомиров, Г.А. Леер и А.Ф. Редигер.
По свидетельствам многих современников, последний русский самодержец не обладал яркими природными дарованиями, имел весьма средние интеллектуальные способности и, что особенно печально, отличался полным безволием. При этом он был чрезвычайно воспитанным, аккуратным и педантичным человеком, а в повседневной жизни был необычайно прост, бесхитростен и неприхотлив в одежде и пище и был абсолютно равнодушен к роскоши. Его мировоззрение представляло собой смесь махрового абсолютизма с богословской мистикой и фатализмом. Для Николая было характерно полное равнодушие ко всему, что выходило за рамки придворной жизни и семейных отношений: «царствовать, а не править» — стало профессиональным кредо последнего в истории России самодержца, и этим он погубил не только себя и свое семейство, но и великую державу.
В октябре 1894 г. в результате болезни почек скончался император Александр III и на российский престол вступил его старший сын Николай II (1894―1917), которому суждено было стать последним русским самодержцем. Спустя три недели после похорон отца он обвенчался с женщиной, которая сыграет роковую роль в истории России и в жизни своего венценосного супруга — англо-германской принцессе Алисе Гессен-Дармштадской, которую в православии окрестили Александрой Федоровной.
В годы правления Николая II особым расположением и влиянием монарха пользовался довольно узкий круг лиц, который представлял собой так называемый «теневой кабинет», или «придворную камарилью». По мнению ряда авторов (В. Касвинов, Е. Черменский), именно эта камарилья в годы царствования «хозяина земли русской» оказывала значительное влияние на выработку и проведение в жизнь основных направлений внутренней и внешней политики государства. Состав этой группы не был постоянным, значение и вес того или иного члена этой группировки определялись не официальной должностью, а степенью личной близости к царю. Справедливости ради следует сказать, что в настоящее время многие историки (А. Боханов, В. Тюкавкин) отрицают наличие «теневого правительства» при Николае II и называют подобные утверждения своих оппонентов чистым вымыслом, который был рожден откровенными недругами последнего русского царя.
Первые десять лет (1894―1903) фактической хозяйкой придворной камарильи была вдовствующая императрица Мария Федоровна, которая, по отзывам современников, была женщиной умной и властной. При ней в состав теневого правительства входили командующий Петербургским военным округом и столичной гвардией великий князь Владимир Александрович, глава Военно-морского министерства генерал-адмирал великий князь Алексей Александрович, московский генерал-губернатор великий князь Сергей Александрович, родственник царя Александр Федорович Трепов и князь Владимир Петрович Мещерский. Помимо названной публики, в дворцовую камарилью входили и доверенные члены государственного аппарата. Как правило, это были либо министры внутренних дел — Иван Логгинович Горемыкин и Вячеслав Константинович Плеве, либо министры императорского двора и уделов — Илларион Иванович Воронцов-Дашков и Владимир Борисович Фредерикс.
В первые годы правления Николая II особым расположением императора и влиянием на молодого царя пользовался выдающийся русский религиозный философ и правовед, обер-прокурор Святейшего синода Константин Петрович Победоносцев, который достался ему в «наследство» от отца. Это был воистину выдающийся человек, о котором даже такой его «политический антипод», как граф С.Ю. Витте, писал: «Победоносцев был редкий государственный человек по своему уму, по своей культуре и по своей незаинтересованности в благах мира сего. Несомненно, он был самый образованный и культурный русский государственный деятель, с которым мне приходилось иметь дело».
После серьезного конфликта со своей невесткой вдовствующая императрица поселилась в Киеве, а во главе придворной камарильи встали императрица Александра Федоровна и ее фрейлина, самая близкая и преданная ей подруга Анна Александровна Вырубова, которая была дочерью главы Императорской канцелярии, статс-секретаря Александра Сергеевича Танеева. Через фрейлину императрицы в дворцовые круги проникали всякого рода проходимцы, в том числе Матрена-Босоножка, Митя Козельский, Петр Бадмаев и другие оригинальные персонажи, на которых так падка была последняя русская императрица. Но самой выдающейся фигурой придворной камарильи последнего русского царя стал Григорий Ефимович Распутин (Новых), который побил все рекорды долголетия при дворе (1905―1916).
Вопрос о том, насколько было велико влияние Г.Е. Распутина на царскую семью и политический курс последнего русского монарха, до сих пор является предметом ожесточенных споров и в научном сообществе, и в широких общественных кругах самой разной идейной направленности.
Знаменитый советский историк, профессор А.Я. Аврех в своей известной работе «Царизм накануне свержения» (1989) безапелляционно утверждал, что летом 1915 г., благословив отъезд императора в Ставку, императрица Александра Федоровна и Г.Е. Распутин, по сути, совершили «государственный переворот» и присвоили себе значительную часть властных полномочий.
Его оппоненты, профессора О.А. Платонов и А.Н. Боханов, авторы известных работ «Жизнь за царя: правда о Григории Распутине» (1997) и «Григорий Распутин: мифы и реальность» (2014), считают, что подобного рода утверждения — плод политических манипуляций и самый настоящий «черный пиар», сознательно запущенный агентами западных спецслужб и русскими масонами, исполнявшими роль «пятой колоны» во всех властных институтах Российской империи, в том числе в Государственной думе и в высших эшелонах Русской императорской армии.

Основные институты государственной власти Российской империи

До Первой русской революции важнейшими звеньями в системе государственного аппарата Российской империи являлись Собственная Его Императорского Величества канцелярия, Государственный совет, Комитет министров, Правительствующий сенат и Святейший синод Русской православной церкви.
1) Собственная Его Императорского Величества канцелярия была учреждена императором Павлом I в 1797 г. для рассмотрения прошений на высочайшее имя, в годы его правления была важным институтом всего государственного аппарата империи, но в 1802 г., в связи с учреждением министерств, она был упразднена. Через десять лет, в 1812 г., ввиду чрезвычайных обстоятельств, вызванных нашествием Наполеона, она была восстановлена, хотя отдельного указа об ее повторном учреждении в «Полном собрании законов Российской империи» нет. При Александре I этот государственный институт вновь приобрел огромное влияние, поскольку всей работой Канцелярии руководил всесильный граф А.А. Аракчеев.
В 1826 г., укрепившись на престоле, Николай I существенно расширил функции и размеры своей личной канцелярии, придав ей значение высшего государственного органа империи. За время своего существования Императорская канцелярия пережила несколько крупных реорганизаций, и к началу XX в. в ее недрах фактически осталось только одно I Отделение, которое занималось тщательным подбором и расстановкой кадров в центральные и губернские органы исполнительной власти, чинопроизводством, подготовкой императорских манифестов и указов, контролем за их исполнением и т. д. Управляющим Канцелярии был статс-секретарь и личный друг государя Александр Сергеевич Танеев, которому этот пост достался по наследству от предков — его деда и отца, занимавших ту же должность со времен Николая I.
2) Государственный совет Российской империи был создан в 1810 г. императором Александром I по предложению М.М. Сперанского. Первоначально этот орган предполагалось сделать высшим законодательным учреждением Российской империи. В реальности он получил лишь очень куцые законосовещательные функции. Его решения носили исключительно рекомендательный характер, и самодержец, даже в пику членам Государственного совета, мог принять единоличное решение, не согласованное с ними. Хотя такое случалось редко, поскольку в состав Госсовета входили практически все высшие сановники империи и назначались они в состав этого органа лично императором. Председателем Государственного совета в 1881―1905 гг. был великий князь Николай Михайлович.
В составе Госсовета было несколько департаментов, важнейшими из которых являлись Департамент законов, который возглавляли действительные тайные советники М.Н. Островский (1893―1899) и Э.М. Фриш (1900―1905), Департамент государственной экономии, которым руководил граф Д.М. Сольский (1893―1905) и Департамент промышленности и торговли, председателем которого был адмирал Н.М. Чихачев (1900―1905).
В феврале ― апреле 1906 г. была проведена реформа Государственного совета, который, наряду с Государственной думой получив законодательные функции, стал так называемой «верхней палатой» российского парламента. Отныне половина его членов проходила процедуру выборов, а сам Госсовет получил право вотирования, то есть отклонения законов, принятых Государственной думой.
После реформы Государственного совета его председателями поочередно были Дмитрий Мартынович Сольский (1905―1906), Эдуард Михайлович Фриш (1906―1907), Михаил Григорьевич Акимов (1907―1914), Сергей Сергеевич Манухин (1914), Иван Яковлевич Голубев (1915), Александр Николаевич Куломзин (1915―1916) и Иван Григорьевич Щегловитов (1917).
3) Правительствующий сенат был учрежден Петром I в 1711 г. как высший административный, судебный и контрольный орган империи. За свою двухвековую историю ему пришлось пережить немало реорганизаций, и к моменту вступления Николая II на престол Сенат, по традиции именовавшийся «Правительствующим», сохранив за собой лишь чисто судебные функции, стал высшей апелляционной и кассационной инстанцией империи. Во главе Сената стоял генерал-прокурор, который одновременно являлся министром юстиции Российской империи. В период с 1894 по 1917 гг. эти важнейшие посты в государственном аппарате занимали Николай Валерьянович Муравьев (1894―1905), Сергей Сергеевич Манухин (1905), Михаил Григорьевич Акимов (1905―1906), Иван Григорьевич Щегловитов (1906―1915), Александр Алексеевич Хвостов (1915―1916) Александр Александрович Макаров (1916) и Николай Александрович Добровольский (1916―1917).
4) Святейший синод Русской православной церкви также был создан в годы петровских реформ в 1721 г. Согласно своему регламенту, он являлся высшим органом управления Русской православной церкви, главой которой был сам самодержавный монарх. Реальное и повседневное управление Святейшим синодом, в состав которого входили 12 митрополитов, архиепископов и епископов, осуществлял светский чиновник — обер-прокурор, должность которого была приравнена к министерскому посту. Все члены Святейшего синода по представлению обер-прокурора утверждались лично царем.
В период с 1894 по 1917 гг. пост обер-прокурора Святейшего синода занимали Константин Петрович Победоносцев (1880―1905), Алексей Дмитриевич Оболенский (1905―1906), Алексей Александрович Ширинский-Шахматов (1906), Петр Петрович Извольский (1906―1907), Сергей Михайлович Лукьянов (1907―1911), Владимир Карлович Саблер (1911―1915), Александр Дмитриевич Самарин (1915), Александр Николаевич Волжин (1915―1916) и Николай Павлович Раев (1916―1917).
5) Комитет министров Российской империи был учрежден Александром I в ходе первого этапа министерской реформы в 1802 г. Формально он считался высшим административным органом Российской империи, но реально обладал только чисто декоративными функциями. Собирался он крайне редко, решая, как правило, вопросы межведомственной координации. Реальная исполнительная власть находилась в руках 11 министерств, количество которых осталось неизменным с момента проведения министерской реформы 1802―1811 гг. Все министры назначались на должность и снимались с нее только царем, перед которым несли персональную ответственность за работу возглавляемых ими ведомств. Наиболее значимыми органами исполнительной власти были Министерство иностранных дел, Министерство финансов, Военное министерство и Военно-морское министерство. Но воистину становым хребтом всей системы государственного управления было Министерство внутренних дел, которому после административной реформы 1880 г. подчинялась вся местная государственная администрация: генерал-губернаторы, губернаторы, градоначальники, а также все органы политического сыска и правопорядка, в том числе полиция и Отдельный корпус жандармов.
В 1894―1905 гг. Комитет министров возглавляли Николай Христианович Бунге (1887–1895), Иван Николаевич Дурново (1895–1903) и Сергей Юльевич Витте (1903―1905), а во главе Министерства внутренних дел стояли Иван Логгинович Горемыкин (1895―1900), Дмитрий Сергеевич Сипягин (1900―1902), Вячеслав Константинович Плеве (1902―1904), Петр Дмитриевич Святополк-Мирский (1904―1905), Александр Григорьевич Булыгин (1905), Петр Николаевич Дурново (1905―1906), Петр Аркадьевич Столыпин (1906―1911), Александр Александрович Макаров (1911―1912), Николай Алексеевич Маклаков (1912―1915), Николай Борисович Щербатов (1915), Алексей Николаевич Хвостов (1915―1916), Борис Владимирович Штюрмер (1916), Александр Алексеевич Хвостов (1916) и Александр Дмитриевич Протопопов (1916―1917).
В октябре 1905 г. Комитет министров был преобразован в Совет министров Российской империи, который стал высшим постоянно действующим органом исполнительной власти, в ведении которого находились все министерства и ведомства страны. За годы своего существования этот высший орган государственной власти страны возглавляли Сергей Юльевич Витте (1905―1906), Иван Логгинович Горемыкин (1906; 1914―1916), Петр Аркадьевич Столыпин (1906―1911), Владимир Николаевич Коковцов (1911―1914), Борис Владимирович Штюрмер (1916), Александр Федорович Трепов (1916) и Николай Дмитриевич Голицын (1916―1917).
Из этой когорты государственных деятелей особо выделялись С.Ю. Витте, П.А. Столыпин и В.Н. Коковцов, которые были людьми выдающихся способностей. Остальные руководители правительства не блистали ни особыми талантами, ни государственным мышлением, в особенности И.Л. Горемыкин, про которого С.Ю. Витте заметил, что он отличался «от тысяч таких же оловянных чиновников своими пышными баками».
6) Традиционно важнейшим государственным институтом империи являлась Русская императорская армия, комплектование которой осуществлялось на основе всеобщей воинской повинности, введенной в 1874 г. Вооруженные силы страны состояли из сухопутных войск (пехота, кавалерия, артиллерия и инженерные части) и Военно-морского флота. Согласно новому «Положению о воинской повинности», введенному в 1906 г., призыву в армию подлежало все мужское православное население, достигшее 20-летнего возраста. В сухопутных войсках, в зависимости от рода войск, срок действительной военной службы составлял три-четыре года, а на флоте — пять лет.
Система управления сухопутными войсками (стратегическим и тактическим эшелонами) в мирное время выглядела следующим образом: 1 армейский корпус — 3 дивизии — 6 бригад — 12 полков — 48 батальонов — 192 роты; 1 кавалерийский корпус — 2 дивизии — 4 бригады — 8 полков — 48 эскадронов. Военно-морской флот империи состоял из Черноморского и Балтийского флотов и Тихоокеанской, Каспийской и Дунайской военных флотилий (эскадр).
Особое положение в армии традиционно занимали гвардия, в составе которой находились 16 пехотных и 13 кавалерийских полков (Преображенский, Семеновский, Измайловский, Павловский, Конногвардейский, Московский, Волынский, Уланский, Гусарский и другие) и 11 казачьих войск (Донское, Терское, Кубанское, Уральское, Оренбургское, Астраханское, Семиреченское, Сибирское, Амурское, Уссурийское и Забайкальское), которые являлись оплотом самодержавия и спокойствия империи. Численность армии составляла более 1 млн 200 тысяч штыков и сабель, она обладала первоклассным офицерским корпусом в количестве 200 тысяч человек.
В период с 1894 по 1917 гг. должность главы военного ведомства занимали генералы Петр Семенович Ванновский (1881―1897), Алексей Николаевич Куропаткин (1897―1904), Виктор Викторович Сахаров (1904―1905), Александр Федорович Редигер (1905―1909), Владимир Александрович Сухомлинов (1909―1915), Алексей Андреевич Поливанов (1915―1916), Дмитрий Савельевич Шуваев (1916) и Михаил Алексеевич Беляев (1917).
На местах вся полнота исполнительной власти принадлежала либо губернаторам (в российских губерниях), либо генерал-губернаторам (наместникам императора) в Польше, Хиве, Бухаре, Туркестане, Финляндии, на Кавказе и других приграничных территориях Российской империи.

Становление партийно-политической системы в России

Основные направления общественно-политической мысли

Начавшийся процесс модернизации Российской империи не мог не породить дальнейшую дифференциацию общественного сознания. Видных представителей правящей элиты страны, оппозиционных и революционных кругов с особой остротой волновали проблемы дальнейшего развития страны, ее места в мировом сообществе, соотношения традиционных ценностей и новых идей. По своим идейным убеждениям российская общественная элита была крайне неоднородна.
I. Государственный консерватизм был представлен именами К.П. Победоносцева, Л.А. Тихомирова, Д.И. Иловайского, В.П. Мещерского и других видных русских традиционалистов, выступавших с позиций защиты самодержавной формы правления, православной веры и многовековых народных традиций и ценностей.
II. Славянофильская традиция нашла свое дальнейшее развитие в трудах выдающихся русских философов В.С. Соловьева, Н.Ф. Федорова, братьев С.Н. и Е.Н. Трубецких и других видных представителях этого течения, которые делали особый акцент на идеях религиозно-нравственного обновления страны и русского общества с опорой на традиционные ценности — патриархальность русской общины и семьи, духовность, религиозность и т. д.
III. Западническая доктрина нашла своих ярких представителей в лице видных русских либералов, среди которых особое место занимали крупные русские историки и обществоведы П.Н. Милюков, В.О. Ключевский, Н.И. Кареев, А.А. Корнилов, В.Д. Набоков, Д.Н. Шипов, В.И. Вернадский и другие. В отличие от своих многолетних оппонентов они выступали за установление конституционной формы правления в виде парламентской (конституционной) монархии и становление правового государства, основанного на принципе разделения властей.
IV. Революционный лагерь был представлен сторонниками социалистической доктрины — народниками, анархистами и марксистами, в недрах которого существовало несколько основных течений:
1) Либеральные (легальные) народники и революционные неонародники, которые по-прежнему исповедовали теорию «крестьянского социализма». Видными идеологами легальных народников были Н.К. Михайловский, В.П. Воронцов, С.Н. Южаков, Н.Ф. Даниельсон и С.Н. Кривенко, а общепризнанными лидерами и идеологами нелегальных народников являлись В.Я. Чернов и Н.Д. Авксентьев.
2) Анархисты, в недрах которых обозначились два основных течения — революционный анархизм («хлебовольцы») (П.А. Кропоткин, М.Э. Дайнов, Г.И. Гогелия, М.И. Гольдсмит) и ненасильственный анархизм («толстовцы») (Л.Н. Толстой, П.Н. Николаев, В.Г. Чертков), продолжали исповедовать идеи ликвидации любого государства, которое являлось главным носителем всех существующих форм угнетения и деспотизма.
3) Социал-демократы, которые были представлены двумя основными течениями: а) легальными марксистами (П.Б. Струве, Н.А. Бердяев, С.Л. Франк, А.С. Изгоев, С.Н. Булгаков) и экономистами (Е.Д. Кускова, М.И. Туган-Барановский), отвергавшими неизбежность социалистической революции как необходимого условия построения социализма; б) революционными марксистами, в недрах которых традиционно выделяют: умеренное крыло (Г.В. Плеханов, П.Б. Аксельрод, Л.Г. Дейч, В.И. Засулич), считавшее социалистическую революцию делом отдаленного будущего, и радикальное крыло (В.И. Ленин, Ю.О. Мартов), утверждавшее, что социалистическая революция в России возможна в обозримой исторической перспективе.

Становление первых политических партий и движений

Со второй половины 1890-х гг. в России начинался заметный рост оппозиционного и революционного движения, отличительной особенностью которого стало возникновение первых политических партий и движений различной идейной направленности.
• Российская социал-демократическая рабочая партия (РСДРП).
В середине 1890-х гг. в столицах Российской империи возникли два новых нелегальных марксистских кружка — «Московский рабочий союз» и «Петербургский союз борьбы за освобождение рабочего класса», основной задачей которых стала пропаганда идей марксизма в рабочей среде. Вскоре деятельность этих кружков была пресечена полицией, и многие их руководители, в том числе В.И. Ленин, Ю.О. Мартов, В.Д. Бонч-Бруевич и Г.М. Кржижановский, взяты под арест, осуждены и сосланы в Сибирь.
В Сибири, в известной шушенской ссылке, в 1896 г. В.И. Ленин пишет свою знаменитую брошюру «Задачи русских социал-демократов», в которой впервые сформулировал идею создания первой марксистской рабочей партии в России. В марте 1898 г. в Минске был созван I Учредительный съезд социал-демократов, на котором 9 делегатов от шести марксистских кружков приняли решение об образовании Российской социал-демократической рабочей партии (РСДРП), одобрили ее партийный манифест, автором которого был П.Б. Струве, и избрали Центральный Комитет в составе трех человек — С.И. Радченко, Б.Л. Эйдельмана и А.И. Кремера. Из-за серьезных разногласий этот съезд так и не смог принять ни программы партии, ни ее устава, поэтому местные марксистские кружки продолжали работать в автономном режиме.
Организационной раздробленности соответствовала и идейная неразбериха: внутри социал-демократического движения обозначился новый раскол между сторонниками «чистого марксизма» и «ревизионистами». В 1899 г. вышла знаменитая брошюра под названием «Credo» («Верую»), автором которой были члены заграничного «Союза русских социал-демократов» Е.Д. Кускова и С.Н. Прокопович. В этой работе была впервые сформулирована концепция «экономизма», или «тред-юнионизма», суть которой состояла в следующем: поскольку российский пролетариат еще не созрел для участия в сознательной политической борьбе, то следует на базе рабочих профсоюзов создать легальную политическую партию, которая будет выражать и отстаивать исключительно экономические и социальные интересы рабочего класса. Против этой платформы категорически выступила большая часть видных деятелей российской социал-демократии, в том числе Г.В. Плеханов и В.И. Ленин, которые в своем знаменитом «Протесте» назвали эту платформу «политическим самоубийством» и призвали к созданию в России революционной рабочей партии.
Новая попытка создания такой партии была предпринята в конце 1900 г., когда В.И. Ульянов-Ленин в своей знаменитой статье «С чего начать?» предложил приступить к созданию партии нового типа через идейный разгром оппортунистов — «легальных марксистов» и «экономистов», и разработку единых программных целей и тактических задач партии. По замыслу В.И. Ленина, эту важнейшую работу должна была выполнить общерусская политическая газета.
После возвращения из ссылки он вплотную занялся этой проблемой и уже в декабре 1900 г. в Лейпциге вышел первый номер газеты российских социал-демократов «Искра». В состав ее редакции с российской стороны вошли сам В.И. Ленин, Ю.О. Мартов и А.Н. Потресов, а с зарубежной стороны члены знаменитой женевской группы «Освобождение труда» Г.В. Плеханов, П.А. Аксельрод и В.И. Засулич. Деятельность «Искры» и новая ленинская работа «Что делать?» (1902) создали необходимые идейные и организационные предпосылки для созыва нового партийного съезда.
В июле — августе 1903 г. в Брюсселе, а затем в Лондоне состоялся II съезд РСДРП, делегатами которого стали 43 представителя 26 региональных марксистских кружков. На съезде быстро была принята первая программа партии (в ленинской редакции), которая состояла из двух частей:
1) «программы-минимум», в которой содержались задачи партии на этапе буржуазно-демократической революции — ликвидация самодержавной монархии, установление демократической республики, решение аграрного вопроса путем полной ликвидации помещичьего землевладения;
2) «программы-максимум», в которой ставилась задача завоевания политической власти пролетариатом путем организации и проведения социалистической революции.
Острые дебаты разразились по уставу партии. Камнем преткновения стал вопрос о членстве в партии: жесткий партийный устав, основанный на принципах «демократического централизма», предложенный В.И. Лениным, был категорически отвергнут большинством делегатов съезда, и принят более либеральный устав, автором которого стал Ю.О. Цедербаум (Мартов).
На съезде были избраны руководящие органы партии: Центральный орган (ЦО) — газета «Искра», в редакцию которой вошли В.И. Ленин, Ю.О. Мартов и Г.В. Плеханов, и Центральный Комитет (ЦК) в составе Ф.В. Ленгника, В.А. Носкова и Г.М. Кржижановского. Председателем Совета партии, который должен был координировать деятельность ЦО и ЦК, стал старейший русский марксист Георгий Валентинович Плеханов.
На этом съезде впервые возникло и деление партии на меньшевиков (сторонников Ю.О. Мартова и Г.В. Плеханова) и большевиков (сторонников В.И. Ленина), что вскоре будет оформлено организационно. Неслучайно чуть позже сам В.И. Ленин прямо укажет на то, что «большевизм, как течение политической мысли и как политическая партия, существует с 1903 года».
Сразу после съезда между двумя течениями российской социал-демократии начнется острая борьба за влияние в центральных партийных органах, победу в которой одержат меньшевики: на рубеже 1903―1904 гг. Ю.О. Мартов, Г.В. Плеханов, П.А. Аксельрод и Л.Д. Бронштейн (Троцкий) возьмут под свой контроль «Искру» и ЦК. В связи с этим обстоятельством в мае 1904 г. в своей новой работе «Шаг вперед, два шага назад» В.И. Ленин призвал всех своих сторонников немедленно размежеваться с меньшевиками, и в декабре 1904 г. вокруг новой газеты «Вперед», редакцию которой возглавили В.И. Ленин, В.В. Боровский и А.В. Луначарский, организационно оформится фракция большевиков — РСДРП(б).
• Партия социалистов-революционеров (эсеры).
Другим мощным революционным движением в России стало революционное неонародничество. В конце 1890-х гг. началось второе рождение народнических организаций, разгромленных царским правительством в начале 1880-х гг. Основные положения народнической доктрины практически остались без изменения. Ее новые теоретики, прежде всего, Виктор Михайлович Чернов, Григорий Андреевич Гершуни, Николай Дмитриевич Авксентьев и Абрам Рафаилович Гоц, не признавая самой прогрессивности капитализма, все же признали его победу в стране. Но, будучи абсолютно убежденными в том, что российский капитализм есть совершенно искусственное явление, насильно насажденное российским полицейским государством, они по-прежнему истово верили в теорию «крестьянского социализма» и считали поземельную крестьянскую общину готовой ячейкой социалистического общества.
На рубеже XIX―XX вв. в России и за рубежом возникло несколько крупных неонароднических организаций, в том числе бернский «Союз русских социалистов-революционеров» (1894), московский «Северный союз эсеров» (1897), «Аграрно-социалистическая лига» (1898) и «Южная партия социалистов-революционеров» (1900), представители которых осенью 1901 г. договорились о создании единого ЦК, куда вошли В.М. Чернов, М.Р. Гоц, Г.А. Гершуни и другие неонародники. В первые годы своего существования, до проведения Учредительного съезда, который состоялся только зимой 1905―1906 гг., эсеры не имели общепринятой программы и устава, поэтому их взгляды и основные программные установки отражали два печатных органа — газета «Революционная Россия» и журнал «Вестник русской революции».
От народников эсеры переняли не только основные идейные принципы и установки, но и тактику борьбы с существующим самодержавным режимом — террор. Осенью 1901 г. Григорий Андреевич Гершуни, Евно Фишелевич Азеф и Борис Викторович Савинков создали внутри партии строго законспирированную и независимую от ЦК Боевую организацию партии эсеров. В 1901―1906 гг. члены этой откровенно террористической организации совершили более 2000 террористических актов, которые потрясли всю страну. В частности, именно тогда от рук эсеровских боевиков погибли министр народного просвещения Николай Павлович Боголепов (1901), министры внутренних дел Дмитрий Сергеевич Сипягин (1902) и Вячеслав Константинович Плеве (1904), уфимский генерал-губернатор Николай Модестович Богданович (1903), московский генерал-губернатор великий князь Сергей Александрович (1905), военный министр Виктор Викторович Сахаров (1905), московский градоначальник Павел Павлович Шувалов (1905), член Государственного совета Алексей Павлович Игнатьев (1906), тверской губернатор Павел Александрович Слепцов (1906), пензенский губернатор Сергей Алексеевич Хвостов (1906), симбирский губернатор Константин Сократович Старынкевич (1906), самарский губернатор Иван Львович Блок (1906), акмолинский губернатор Николай Михайлович Литвинов (1906), командующий Черноморским флотом вице-адмирал Григорий Павлович Чухнин (1906), главный военный прокурор генерал-лейтенант Владимир Петрович Павлов (1906) и многие другие высшие сановники империи, генералы, полицмейстеры и офицеры. А в августе 1906 г. эсеровские боевики совершили покушение на председателя Совета министров Петра Аркадьевича Столыпина, который остался жив только благодаря моментальной реакции своего адъютанта, генерал-майора Александра Николаевича Замятина, который, по сути, закрыл премьера своей грудью, не пустив террористов в его кабинет. Всего же, по данным современной американской исследовательницы А. Гейфман, автора первой специальной монографии «Революционный террор в России в 1894–1917 гг.» (1997), жертвами Боевой организации ПСР в 1901―1911 гг. стало свыше 17 000 человек, в том числе 3 министра, 33 губернатора и вице-губернатора, 16 градоначальников, полицмейстеров и прокуроров, 7 генералов и адмиралов, 15 полковников и т. д.
• Либеральное движение.
В середине 1890-х гг. заметно оживилось оппозиционное к самодержавию либеральное движение, основной сферой деятельности которого стали земства. В русском либерализме того периода существовали два основных идейных центра.
Часть видных деятелей земско-либерального движения, в частности Дмитрий Николаевич Шипов, Петр Александрович Гейден и Николай Николаевич Львов, которые отрицали радикализм в политике и с большим пиететом относились к славянофильской традиции, стремились соединить либеральную концепцию взаимоотношения личности и государства с консерватизмом. Они пытались примирить теорию «неограниченной свободы личности» с признанием исторических традиций русского народа как универсальных ценностей. Впоследствии именно на этой идейной базе возникнет несколько крупных политических партий либерально-консервативного толка, в том числе знаменитый «Союз 17 октября» (партия октябристов).
Другая часть крупных либеральных деятелей, в частности, Павел Дмитриевич Долгоруков, Петр Дмитриевич Долгоруков, Василий Алексеевич Маклаков и Павел Николаевич Милюков, которые являлись прямыми наследниками западнической традиции, более последовательно выступали с чисто либеральных позиций.
В отечественной историографии (Н. Пирумова, В. Шелохаев, К. Соловьев) первый этап в организационном оформлении земско-либерального движения в России традиционно связывают с началом деятельности в Москве знаменитого кружка земских деятелей «Беседа» (1899―1905), членами которого были братья Петр и Павел Долгоруковы, Евгений и Сергей Трубецкие, Василий Маклаков, Дмитрий Шипов, Александр Бобринский и другие.
Второй этап в становлении либерального движения был связан с выходом в июне 1902 г. в немецком городе Штутгарте первого номера журнала «Освобождение», редактором которого стал Петр Струве. С именем этого журнала уже зримо было связано полное размежевание всех либералов на «консерваторов» и «конституционалистов». В известном программном заявлении «От русских конституционалистов», автором которого стал известный русский историк Павел Николаевич Милюков, были четко заявлены основные требования либеральной оппозиции: принятие конституции, создание общероссийского выборного органа представительной власти, законодательное закрепление основных политических прав и свобод, и т. д. В феврале 1903 г. в том же журнале «Освобождение» была опубликована новая программная статья П.Н. Милюкова «К очередным вопросам», в которой уже было заявлено об окончательном разрыве со славянофильской традицией в либеральном движении.
Третий этап в развитии либерального движения начался со второй половины 1903 г., когда возникли две первых полулегальных организации: московский «Союз земцев-конституционалистов» (ноябрь 1903 г.) и петербургский «Союз освобождения» (январь 1904 г.), которые возглавили И.И. Петрункевич и П.Б. Струве. Позднее в своих мемуарах П.Н. Милюков заметил, что такая ситуация в либеральном движении возникла потому, что либеральная интеллигенция не желала объединяться с земцами-конституционалистами, а те, в свою очередь, не хотели идти на уступки интеллигентскому радикализму.
В ноябре 1904 г. с «высочайшего позволения» в столице состоялся I Земский съезд, на котором либеральная оппозиция впервые открыто призвала власти начать реформы в стране и учредить верховный орган «народного представительства». Часть членов русского правительства, в том числе новый министр внутренних дел князь Петр Дмитриевич Святополк-Мирский, назначенный на этот пост с подачи матери царя Марии Федоровны, поддержали требования либералов, и в конце ноября 1904 г. он представил на имя государя доклад о политической программе правительства, в котором предлагалось включить «выборных представителей земств» в Государственный совет. Обсуждение этого доклада на специальном совещании под председательством самого Николая II вызвало резкое размежевание в среде правящей элиты империи. Ряд влиятельных членов Госсовета, в частности Д.А. Сольский, А.С. Ермолов и Э.М. Фриш, поддержали эту программу. Однако из-за резко негативной позиции великого князя Сергея Александровича, К.П. Победоносцева, С.Ю. Витте, В.Н. Коковцова и Н.М. Муравьева предложение министра внутренних дел было отклонено. Более того, 12 декабря 1904 г. вышли императорский указ «О мерах к усовершенствованию государственного порядка» и «Правительственное сообщение», в которых в достаточно жесткой форме было заявлено о недопустимости «шумных сборищ» либералов и выдвижения ими неприемлемых для правительства требований.
В январе 1905 г. князь П.Д. Святополк-Мирский был отправлен в отставку и заменен «правой рукой» великого князя Сергея Александровича генералом Александром Григорьевичем Булыгиным, не склонным к каким-либо компромиссам с либералами. Поэтому сразу после крушения так называемой «эры доверия П.Д. Святополк-Мирского» либералы перешли в более жесткую оппозицию к самодержавному режиму и приступили к созданию полноценной политической партии.


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *