Русская культура первой половины XIX в


Предварительные замечания

По справедливому мнению большинства ученых (Б. Краснобаев, Н. Троицкий, Ф. Федоров), первая половина XIX в. — это особый этап в развитии русской национальной культуры. Он проистекал на фоне общего кризиса феодально-крепостнической системы и становления новых буржуазных отношений, которые привели к кардинальным изменениям в социально-экономическом развитии страны.
1) С разрушением барщинной системы хозяйства, значительным ростом оборотов внутренней и внешней торговли, возникновением сотен промышленных предприятий и городов, строительством первых железных дорог и началом промышленного переворота существенно усилилась подвижность населения страны, что привело к значительным переменам в духовной жизни всего народа. В этот период многократно возросла потребность в получении полноценного образования, существенно увеличился спрос на различную печатную продукцию (книги, газеты, журналы), культурные зрелища, развлечения и т. д.
2) В этот период начался процесс формирования пока еще очень узкой новой социальной прослойки русского общества — так называемой интеллигенции, основу которой составили выходцы из разных сословий, в основном ― дворянства и мещанства. В современной гуманитарной науке существует множество трактовок этого понятия, но применительно к интеллигенции того периода, на наш взгляд, самым точным является то определение, которое ей дал профессор В.В. Кожинов: «Интеллигенция — это чисто российское явление, к которой принадлежат не все «интеллектуалы», т. е. представители «умственного труда», а только те из них, кто так или иначе проявляет политическую и идеологическую активность и имеет живой и постоянный интерес к политике». Именно эта социальная прослойка и образует некое подобие «гражданского общества» внутри России, которое кардинально отличалось от традиционного гражданского общества на Западе. Там в основе гражданской организации общества лежали и лежат сугубо эгоистические и прагматические интересы, а в среде «интеллигентского» гражданского общества России на первый план всегда выходят общенациональные проблемы и интересы.
3) По справедливому мнению многих современников и большинства историков, огромное влияние на развитие русской культуры и общий подъем русского национального самосознания оказала Отечественная война 1812 г., которая всегда была излюбленной темой многих произведений художественной литературы, публицистики, живописи, архитектуры и других сфер культурного и научного творчества.
4) В этот период многократно возросли культурные связи России с ведущими европейскими державами и видными представителями научной и культурной элиты Франции, Италии, Англии, Пруссии и других европейских государств, которые, конечно, обогащали русскую национальную культуру, занявшую особо почетное место в мировом культурном процессе.

Развитие системы просвещения

К началу XIX века общеобразовательная школа была представлена двухклассными и четырехклассными народными училищами, созданными в ходе знаменитой екатерининской реформы 1786 г. За истекшие пятнадцать лет было создано около 400 народных училищ, которые находились, в основном, в уездных и губернских городах. Кроме того, существовало еще три гимназии — Петербургская (1725), Московская (1755) и Казанская (1758), которые сохранили свой внесословный статус, установленный при их учреждении.
Продолжали функционировать и корпоративные (сословные) учебные заведения, в частности:
• гарнизонные и епархиальные (архиерейские) школы для податных сословий;
• кадетские и шляхетские корпуса для дворян;
• духовные училища и семинарии для служителей религиозного культа.
А высших учебных заведений к началу нового века было всего шесть: Московский Императорский университет (1755), Петербургский Горный институт (1773), Московское землемерное училище при Межевой канцелярии (1779), Киево-Могилянская (1632), Московская (1687) и Санкт-Петербургская (1725) духовные академии.
В начале своего правления новый император Александр I, находясь в плену просветительских иллюзий, провел очередную реформу всей системы общего образования. В 1803 г. он подписал «Положение об устройстве учебных заведений», в соответствии с которым на территории российских губерний было создано четыре разряда учебных заведений с обязательной преемственностью образовательных программ: приходское училище — уездное училище — гимназия — университет. Сословный характер всех учебных заведений был практически полностью сохранен.
1) В одноклассные приходские училища принимались дети государственных и удельных крестьян, которых обучали грамоте, арифметике и примитивным основам богословия.
2) В трехклассные уездные училища принимались дети купцов, «почетных граждан» и мещан, в программе которых были русский язык, арифметика, начала геометрии, гражданская история и география.
3) В семиклассные гимназии, которые создавались во всех губернских «столицах», принимались, в основном, дети дворян, государственных и губернских чиновников и купцов первой гильдии. В программный курс гимназического обучения входили изучение латинского, русского и одного из европейских языков, алгебра, геометрия, основы философских знаний, гражданская и всеобщая история и география.
Кроме того, в 1804 г. для подготовки учителей уездных училищ и гимназий в столице Российской империи был создан Главный педагогический институт, переименованный позднее в Петербургский Императорский университет.
По уточненным данным современных историков (В. Федоров, Л. Кошман), к концу правления Александра I в стране было создано около 1100 приходских училищ, 126 уездных училищ и 49 гимназий. Сохранение старой сословной системы образования в стране вошло в прямое противоречие с продекларированной «либеральным» правительством Александра I преемственностью всех уровней образования, поскольку основная масса населения страны оставалась поголовно безграмотной.
Своеобразную лепту в развитие образования попытались внести и вездесущие масоны, которые в 1819 г. создали «Общество учреждения училищ по методу взаимного обучения», под эгидой которого по всей стране началось создание так называемых ланкастерских школ. После того как стало известно, что эти школы стали использоваться декабристами (М.Ф. Орлов, И.Д. Якушкин) для пропаганды своих идей, в 1822 г. они были тут же закрыты.
Существенные изменения в социально-экономическом развитии страны и усложнение задач государственного и губернского правления поставили на повестку дня вопрос о подготовке значительно большего количества грамотных и образованных управленцев, инженеров и «ученых мужей». С этой целью правительство Александра I пошло на существенное расширение системы высшего образования в стране, инициировав создание пяти новых императорских университетов в Дерпте (Юрьеве) (1802), Казани (1804), Вильно (1804), Харькове (1805) и Петербурге (1819). Все университеты имели четыре факультета, или отделения: нравственных и политических наук, где преподавались правоведение, политическая экономия и философия; словесности, где изучали филологию, историю, статистику и географию; физико-математических наук, на которых преподавали высшую математику, теоретическую и экспериментальную физику, основы анализа, астрономию и физическую химию; и медицинских наук, где изучались биология, анатомия, фармакология и другие предметы.
Вскоре в университетскую программу были внесены существенные коррективы. В 1819 г. с подачи нового руководителя министерства духовных дел и народного просвещения князя А.Н. Голицына, который одновременно являлся обер-прокурором Святейшего синода и председателем столичного Библейского общества, во всех российских университетах были созданы кафедры «богословия и христианского вероучения» и введен новый курс богословских дисциплин, обязательный для всех факультетов.
Первоначально право поступления в университет имели только выпускники столичных и губернских гимназий. Чуть позже при всех университетах были созданы так называемые пансионы для тех лиц, которые получили либо домашнее образование, либо закончили уездные училища. Еще в 1804 г. был принят «Типовой университетский устав», в соответствии с которым все университеты получили статус автономных учебных заведений, научно-методических и учебно-административных центров, на которые были возложены задачи управления пятью учебными округами европейской части страны и подготовки преподавательских кадров для всех типов учебных заведений.
При Александре I продолжилась давняя практика создания привилегированных сословных заведений для подготовки государственных чиновников из числа потомственных дворян — так называемых лицеев. В эти годы были открыты Демидовский лицей в Ярославле (1803), Царскосельский лицей под Петербургом (1811), Ришельевский лицей в Одессе (1817) и Нежинский лицей в Черниговской губернии (1820).
В 1808―1814 гг. при активном участии М.М. Сперанского была проведена реформа всей системы учебных заведений, находящихся под опекой Святейшего синода. По аналогии с введенной в 1803 г. системой светского образования создавались четырехступенчатая система духовных учебных заведений с обязательной преемственностью учебных программ: церковно-приходская школа — уездное духовное училище — духовная семинария — духовная академия. Учебные программы духовных семинарий и духовных академий были существенно расширены за счет включения предметов гимназического и университетского курсов, в частности философии, естествознания и гражданской истории.
При новом императоре Николае I были существенно пересмотрены система и принципы функционирования начального, среднего и высшего образования в стране. В мае 1826 г. по личному указанию императора был создан комитет по устройству учебных заведений, который возглавил новый министр народного просвещения адмирал А.С. Шишков. Перед этим комитетом государь поставил две главных задачи:
1) проверить все уставы учебных заведений на предмет их «благонадежности» и
2) установить единые принципы политики просвещения в системе общего образования, а именно уточнить перечень предметов и учебных пособий для начальной и средней школы.
После завершения этой работы в августе 1827 г. последовал императорский рескрипт, в котором была изменена программа всех учебных заведений низшего и среднего звена, а именно существенно сокращены программы по математике и основам философских знаний (логика) и, напротив, значительно увеличены часы для изучения основ нравственных и богословских наук. В 1828 г. был принят более жесткий «Типовой устав учебных заведений», который не только подтвердил строго сословный характер всей системы общего образования в стране, но и подробно указал, какие именно сословия могут обучаться в училищах и гимназиях. Специальным циркуляром Министерства народного просвещения, изданным в 1829 г., вновь были существенно сокращены и пересмотрены ряд учебных программ этих учебных заведений.
В 1840-х гг. в связи с реформой государственной деревни, проведенной графом П.Д. Киселевым, впервые в истории России стала создаваться сеть начальных учебных заведений в сельской местности. По данным профессора В.А. Федорова, к 1854 г. в государственной и удельной деревне было создано 2770 волостных училищ Министерства государственных имуществ, в которых обучались 120 тысяч крестьянских детей. В тот же период стала создаваться сеть ведомственных школ при министерствах финансов, государственных имуществ, коммерции, Святейшем синоде и других государственных учреждениях.
Николай I не очень поощрял развитие системы университетского образования в стране, будучи разумно убежденным в том, что именно эти учебные заведения являются рассадником «зловредных мыслей и идей». В этом достаточно легко убедиться, если вспомнить, что именно в университетской студенческой среде возникли все антиправительственные «кружки», в том числе братьев Петра, Василия и Михаила Критских (1827), В.Г. Белинского (1830―1832), Н.П. Сунгурова (1831), А.И. Герцена и Н.П. Огарева (1831―1834), Н.В. Станкевича (1831―1837) и других «пламенных революционеров». Поэтому вскоре после польского восстания 1830―1831 гг. был закрыт университет в Вильно (1832) и открыт один-единственный Владимирский Императорский университет в Киеве (1834).
В 1835 г. с подачи нового министра народного просвещения и одного из видных идеологов теории «официальной народности» графа С.С. Уварова Николай I подписал новый «Типовой университетский устав», в соответствии с которым все императорские университеты были лишены статуса научно-методических и учебно-административных центров, а также внутренней автономии. Формально за учеными советами всех высших учебных заведений было сохранено традиционное право выбора ректора, деканов, ординарных профессоров и приват-доцентов, но министр народного просвещения мог отменить любое решение ученого совета и настоять на собственной кандидатуре на любую должность. Более того, реальными хозяевами положения в университетах становились не ученые советы, а попечители (кураторы) учебных округов, которые непосредственно подчинялись министру народного просвещения.
На Министерство народного просвещения также возлагались функции рассмотрения и утверждения всех учебных программ по основным предметам университетского курса, в результате чего все научные кафедры покинули логика, философия, психология и статистика, а программа по математике была существенно сокращена. Этим же «Типовым уставом» вводилась должность инспекторов учебных округов, которые должны были зорко следить за умонастроениями студенческой молодежи и университетской профессуры.
В 1849 г., находясь под сильным впечатлением от разрушительных последствий революционных событий, потрясших Пруссию, Австро-Венгрию и Францию, Николай I намеревался закрыть все университеты. Однако неожиданно встретил решительный протест со стороны ряда членов собственного кабинета министров, в том числе графа С.С. Уварова, который тут же был смещен со своей должности и заменен более сговорчивым и послушным князем П.А. Ширинским-Шахматовым. От своего первоначального замысла император все же отказался, хотя доморощенные острословы тут же сочинили анекдот о том, что этим назначением государь поставил не только «шах», но и «мат» всему российскому образованию.
Николай I явно симпатизировал развитию системы военного, специального и высшего технического образования. Если при Александре I был создан всего один Лесной институт (1817), то в годы правления Николая I в Петербурге, Москве, Киеве, Витебске и других городах империи были открыты 15 кадетских корпусов, Императорская военная академия Генерального штаба (1832), Артиллерийская и Инженерная академии (1855), Лазаревский институт восточных языков (1827), Практический Технологический институт (1828), Главный Педагогический институт (1829), Московское ремесленное училище (1830), Высшее Императорское училище правоведения (1832), Архитектурное училище (1832), Медицинский институт (1841), Училище гражданских инженеров (1842), Межевой институт (1835), Медико-хирургическая академия (1847), Земледельческий институт (1854) и другие.
Подавляющее большинство семей из состоятельных сословий по-прежнему обходилось традиционным домашним обучением, весьма различным по своему уровню. Например, купцы и мещане довольствовались обучением своих чад у местного дьячка или приказчика, который использовал в качестве учебных пособий различные псалтыри и часословы. А дворяне, как правило, нанимали в качестве воспитателей и учителей гувернеров из числа заезжих иностранцев, в основном, французов, немцев и англичан.

Развитие науки и научных знаний

Во второй половине XIX в. существенных успехов достигла русская национальная наука, главными центрами которой стали не только Петербургская Академия наук, но и все университеты. Видное место в развитии научных знаний по-прежнему занимал Московский Императорский университет, где преподавали и вели активную научную работу такие крупные ученые, как профессора Михаил Григорьевич Павлов (физика), Дмитрий Матвеевич Перевощиков (астрономия и физика), Иустин Евдокимович Дядьковский (медицина), Александр Матвеевич Филомафитский (физиология и медицина), Карл Францевич Рулье (зоология), Григорий Ефимович Щуровский (геология), Федор Иванович Буслаев (филология), Константин Дмитриевич Кавелин (теория и история права), Михаил Трофимович Каченовский, Михаил Петрович Погодин, Тимофей Николаевич Грановский и Сергей Михайлович Соловьев (история).
Ведущим научным центром страны был и Петербургский Императорский университет, где работали многие выдающиеся представители национальной науки, в том числе профессора Пафнутий Львович Чебышев (математика), Николай Николаевич Бекетов (физика и химия), Андрей Николаевич Бекетов (ботаника), Константин Федорович Герман (экономика), Константин Иванович Арсеньев (статистика и география), Измаил Иванович Срезневский (лингвистика и филология) и Николай Герасимович Устрялов (история).
Крупными научными центрами страны являлись также Юрьевский Императорский университет, где преподавали выдающийся русский астроном, основатель и директор знаменитой Пулковской обсерватории (1839) академик Василий Яковлевич Струве и выдающийся профессор медицины Николай Иванович Пирогов, и Казанский Императорский университет, который прославили своими работами такие выдающиеся русские ученые, как профессор математики Николай Иванович Лобачевский и профессора химии Николай Николаевич Зинин и Александр Михайлович Бутлеров.
Значительный вклад в развитие русской науки внесли и ученые Петербургской Академии наук. В частности, академики Михаил Васильевич Остроградский и Виктор Яковлевич Буняковский сделали целый ряд крупных открытий в математической физике, в области интегральных исчислений, теории чисел, неравенств, упругости и баллистики, что имело не только исключительно важное теоретическое значение, но практическое применение в астрономии, оптике и механике.
Крупные открытия были сделаны русскими учеными в области экспериментальной и теоретической физики. Академик Василий Владимирович Петров, изучавший теорию электропроводности и электрических явлений в газах, открыл закон о переходе электрической энергии в тепловую и световую (1802), а также изобрел электрическую дугу и гальванометр. Академик Эмилий Христианович Ленц, изучавший проблемы магнитной индукции, открыл знаменитое «правило Ленца» (1833) о направлениях индуктивного тока, а также экспериментально обосновал закон Джоуля-Ленца (1842) о количестве теплоты, выделяемой в проводнике через прохождение через него электрического тока. Кроме того, совместно с академиком Б.С. Якоби он создал методы расчета электромагнитов. Академик Борис Семенович Якоби изобрел электродвигатель (1834) и создал метод гальванопластики (1838), а также совместно с академиком П.Л. Шиллингом сконструировал несколько типов электромагнитных телеграфных аппаратов (1839–1850). Открытия этих ученых имели не только теоретическое, но и практическое значение, в частности при электроплавке металлов и создании системы электрического освещения.
Крупные открытия в биологии были сделаны основоположником отечественной эмбриологии академиком Карлом Марксом Бэром, который впервые открыл яйцеклетку у млекопитающих, установил сходство эмбрионов высших и низших типов позвоночных животных, а также последовательное появление в эмбриогенезе признаков типа, класса, отряда и подотряда.
Не менее значимые открытия в науке были сделаны университетской профессурой. Выдающийся русский математик, ректор Казанского университета Николай Иванович Лобачевский (1792―1856) вошел в историю русской и мировой науки как создатель знаменитой «неевклидовой геометрии» (1826), которая была основана на абсолютно иной аксиоме о параллельных прямых, и в силу этого обстоятельства внесла коренные изменения в традиционные представления о природе пространства и многих геометрических теорем.
Другой выдающийся русский математик Пафнутий Львович Чебышев (1821–1894) стал автором теории наилучшего приближения функций с помощью многочленов, в теории вероятности доказал закон больших чисел, а в теории чисел доказал асимптотический закон распределения простых чисел и т. д.
Значительный вклад в развитие национальной науки внесли два выдающихся профессора химии — Александр Михайлович Бутлеров (1828―1886) и Николай Николаевич Зинин (1812―1880). Бутлеров создал и обосновал фундаментальную теорию химического строения веществ (1861), согласно которой свойства всех химических веществ определяются порядком связей атомов в молекулах и их взаимодействием друг с другом. Кроме того, он первым объяснил явления изометрии, а также синтезировал ряд органических соединений (уротропин, полимер формальдегида) и получил изобутилен и его полимерные соединения. Зинин открыл метод получения ароматических аминов и впервые синтезировал этим методом анилин (1842) — искусственный краситель, который сыграл исключительно важную роль в развитии российской текстильной промышленности.
Огромный вклад в российскую и мировую науку внес великий русский хирург Николай Иванович Пирогов (1810―1881), ставший основоположником военно-полевой и анатомической хирургии. К числу его несомненных заслуг относится изобретение эфирного наркоза (1847), а также разработка метода внутривенного наркоза (1850). Кроме того, он создал фундаментальный четырехтомный труд «Топографическая анатомия» (1851–1854), получивший всеобщее признание в мире.
Первая половина XIX в. ознаменовалась крупными достижениями в области общественных наук и, прежде всего, истории. Неоценимый вклад в развитие исторических знаний внесли:
• Николай Михайлович Карамзин (1766–1826), создавший на базе различных первоисточников, в том числе древнерусских летописей, четырехтомную «Историю государства Российского» (1816―1829), в которой выступил апологетом самодержавной монархии и ярым сторонником норманнской теории происхождения Древнерусского государства.
• Николай Алексеевич Полевой (1796―1846), написавший многотомную «Историю русского народа» (1829―1833) и обобщающий труд «Обозрение русской истории до единодержавия Петра Великого» (1846), в котором выступил главным оппонентом Н.М. Карамзина по целому ряду исторических проблем, в том числе критике норманнской теории.
• Иоганн Густав Эверс (1781―1830), основоположник так называемой «родовой теории», который в целом ряде своих блестящих работ, в частности «О происхождении руссов» (1817) и «Древнейшее право руссов» (1824), впервые подверг строго научной критике не только норманнскую теорию происхождения Древнерусского государства, но и изначальный монархический характер государственного строя Древней Руси.
• Михаил Петрович Погодин (1800―1875), автор теории «самобытного развития России», внесший большой вклад в изучение разных периодов русской истории, в том числе эпохи Киевской Руси и петровских реформ, основные научные труды которого были опубликованы в семитомном издании «Исследования, замечания и лекции о русской истории» (1846–1857).
Но, безусловно, самый значительный вклад в развитие русской историографии внес великий русский историк, основоположник так называемой «государственной школы» Сергей Михайлович Соловьев (1820–1879), диапазон научных интересов которого был необычайно велик. Уже при защите магистерской и докторской диссертаций «Об отношении Новгорода к великим князьям» (1845) и «История отношений между князьями Рюрикова дома» (1847) он зарекомендовал себя необычайно вдумчивым исследователем огромного количества исторических источников и работ своих предшественников. Но истинный талант великого историка раскрылся при написании им знаменитой многотомной «Истории России с древнейших времен», первый том которой увидел свет в 1851 г.
Первая половина XIX в. стала временем выдающихся географических открытий, многие из которых были сделаны в ходе многочисленных научных экспедиций, организованных Петербургской Академией наук в различные регионы мира.
• Первая кругосветная экспедиция (1803–1806) Ивана Федоровича Крузенштерна и Юрия Федоровича Лисянского на шлюпах «Надежда» и «Нева», в ходе которой, помимо основной задачи кругосветного плавания, были открыты ряд островов Гавайского архипелага и архипелага Александра, а также подробно описаны прибрежные территории Камчатки и острова Сахалин.
• Вторая кругосветная экспедиция (1807–1809) на шлюпе «Диана» под руководством лейтенанта Василия Михайловича Головнина, в ходе которой были исследованы острова Курильской гряды и Японии, где члены экспедиции были захвачены в плен и провели в неволе почти три года.
• Северная экспедиция (1815–1818) Отто Евстафьевича Коцебу на шлюпе «Рюрик» в Чукотском море, в ходе которой были открыты ряд островов Северного Ледовитого океана и большой залив на северо-западной оконечности Аляски.
• Третья кругосветная экспедиция (1817―1819) на военном шлюпе «Камчатка» под командованием Василия Михайловича Головнина, которая более подробно исследовала разные районы Тихого океана, в том числе Сандвичевы острова и побережье Русской Америки.
• Кругосветная антарктическая экспедиция (1819―1821) на военных шлюпах «Восток» и «Мирный» под руководством Фадея Фадеевича Беллинсгаузена и Михаила Петровича Лазарева, в ходе которой были открыты шестой континент — Антарктида и несколько десятков островов южной части Тихого океана.
• Четвертая кругосветная экспедиция (1820–1827) под руководством Фердинанда Петровича Врангеля и Федора Федоровича Матюшкина, которая прошла в два этапа: на первом этапе (1820―1824) было подробно исследовано и описано морское побережье Сибири от Индигирки до Колюченской губы; а на втором этапе (1825–1827) — на шлюпе «Кроткий» была совершена новая кругосветная экспедиция.
• Пятая кругосветная экспедиция (1821–1829) Федора Петровича Литке, которая прошла тоже в два этапа: на первом этапе (1821–1824) были подробно исследованы Новая Земля и акватории Баренцева и Белого морей, а на втором этапе (1826–1829) — на шлюпе «Синявин» состоялась очередная кругосветная экспедиция.
• Шестая кругосветная экспедиция (1823―1826) под руководством Отто Евстафьевича Коцебу на шлюпе «Предприятие», в ходе которой довольно подробно были исследованы побережье Камчатки и все побережье Русской Америки.
• Дальневосточные экспедиции (1848–1849, 1850–1855) Геннадия Ивановича Невельского на Камчатку, по Амуру и в Японское море, в ходе которых были подробно исследованы дальневосточные рубежи Российской империи и доказано, что Сахалин ― это остров, отделенный от материка Татарским проливом.
Своеобразным итогом выдающихся географических открытий и многочисленных экспедиций стало создание Русского географического общества (1845), первым президентом которого стал Федор Петрович Литке. Важную роль в развитии отечественной науки сыграли и другие научные общества, созданные при университетах и Петербургской Академии наук, в частности, Общество любителей российской словесности (1811), Русское минералогическое общество (1833), Общество любителей истории и древностей российских (1837), Русское математическое общество (1842), Русское археологическое общество (1846) и другие.
Первая половина XIX в. стала временем создания целого ряда блестящих частных коллекций живописи, древних рукописей, археологических находок и старинных раритетов, которые затем составили основу многих музейных собраний, в частности, Государственного Эрмитажа (1852), Румянцевского музея в Москве (1862) и Русского музея в Петербурге (1895). В числе наиболее видных меценатов и филантропов того времени следует назвать имена императоров Александра I и Николая I, графа Александра Ивановича Мусина-Пушкина, графа Николая Петровича Румянцева, князя Николая Борисовича Юсупова, графа Сергея Григорьевича Строганова и купца первой гильдии Кузьму Терентьевича Солдатенкова.
К 1830―1840-м гг. относится и начало систематического изучения устного народного творчества, заметную роль в котором сыграли видные идеологи славянофильства Константин Сергеевич и Иван Сергеевич Аксаковы, Петр Васильевич Киреевский и Владимир Иванович Даль. Особенно ценный материал был ими собран в «Пословицах русского народа» (1861―1863), четырехтомном «Словаре живого великорусского языка» (1863―1866) и десятитомном собрании «Русских песен» (1860―1874).

«Золотой век» русской литературы

Надо признать правоту многих историков и литераторов, что в силу особых общественно-политических условий, существовавших в Российской империи, русская литература уже перестала быть искусством ради искусства, а превратилась в универсальное, синтетическое явление культурного процесса, которая на протяжении всего XIX века ставила и решала важнейшие нравственно-этические, политические, социально-философские и познавательно-мировоззренческие проблемы.
Для литературы первой половины XIX века, которая в это время заняла ведущие позиции в художественной культуре, была характерна быстрая смена различных эстетических и идейно-художественных направлений или стилей: сначала сентиментализм сменяется романтизмом, а затем ему на смену приходит реализм. Смена этих литературных направлений происходила столь быстро, что целый ряд русских писателей и поэтов успели отдать дань уважения каждому из них.
На рубеже XVIII―XIX вв. ведущим направлением литературного творчества становится сентиментализм, основоположником которого был Николай Михайлович Карамзин, написавший в 1792 г. свою знаменитую повесть «Бедная Лиза». Этому «чувственному» направлению в русской литературе в той или иной степени отдали дань уважения многие поэты и писатели той поры, в том числе М.М. Херасков, И.Б. Богданович, В.И. Майков, Г.Р. Державин, А.Н. Радищев и В.А. Жуковский, которые оставили заметный след в истории русской литературы.
Безусловной заслугой сентименталистов, прежде всего, самого Н.М. Карамзина, стала реформа русского литературного языка. В самом начале нового века эта проблема оказалась в центре борьбы двух течений в русской публицистике и литературе. Эпигоны классицизма и сторонники сохранения старых классических, а по сути архаических норм литературного языка объединились вокруг литературного общества «Беседа любителей русского слова» (1811–1816), видными представителями которого были государственный секретарь адмирал А.С. Шишков и два известных журналиста Н.И. Греч и Ф.В. Булгарин. А лагерь их оппонентов, среди которых были молодые В.А. Жуковский, П.А. Вяземский, К.Н. Батюшков и А.С. Пушкин, группировался вокруг литературного кружка «Арзамас» (1815–1818), который возглавлял Н.М. Карамзин. «Реформаторы» в отличие от «архаистов» ратовали за активное использование в литературных произведениях живых традиций русского разговорного языка и отказа от устаревших литературных канонов классицизма. В конечном счете этот спор разрешила сама жизнь, и в 1816 г. с закрытием общества «Беседа» острая полемика между «архаистами» и «реформаторами» ушла в небытие.
Завершение этого «теоретического» спора хронологически совпало с торжеством нового литературного направления — романтизма, суть которого состояла в стремлении противопоставить реальной действительности некий обобщенный романтический мир. По своей сути, романтизм отрицал обыденный утилитаризм и нивелировку личностного начала и ратовал за безграничную свободу и постоянную жажду совершенства. Конечно, русский романтизм был неотделим от общеевропейского, но, по мнению большинства современных ученых, его особенность состояла в ярко выраженном интересе к национальной самобытности, прежде всего, фольклору и важнейшим событиям национальной истории. С точки зрения ряда современных авторов (Н. Проскурякова), европейский индивидуализм и абсолютная ценность человеческой личности, которые составляли идейную основу романтических произведений европейских авторов, так и не прижились на русской почве в силу целого ряда объективных причин, в частности, многовековых традиций коллективизма, личной ответственности за судьбу страны и готовности к самопожертвованию ради других людей.
Традиционно в рамках русского романтизма выделяют два течения: 1) так называемый «салонный» («меланхолический» или «консервативный») романтизм, видным представителем которого был Василий Андреевич Жуковский, и 2) «идейный» («гражданский» или «революционный») романтизм, видным представителем которого был Константин Федорович Рылеев. Представители первого течения, погружаясь в тайны «души и сердца», стремились пробудить в человеке его лучшие чувства через идеализацию прошлого и мистические размышления о потустороннем мире. А представители второго течения, напротив, побуждали своих читателей к героической борьбе и подвигам, воспевая беспримерную смелость, отвагу и готовность к самопожертвованию своих героев в борьбе с тиранами.
Основоположником национального романтизма в литературе традиционно называют выдающегося русского поэта Василия Андреевича Жуковского (1783–1852), самыми яркими произведениями которого стали эталонные романтические баллады «Людмила» (1808) и «Светлана» (1808―1812).
К числу выдающихся представителей этого направления относились многие известные поэты, поскольку в этот период именно поэзия становится ведущим жанром всего литературного творчества. Яркими произведениями русской романтической поэзии были: ода «Дума» и поэмы «Войнаровский» и «Наливайко» Константина Федоровича Рылеева; поэма «Смерть Байрона» Вильгельма Карловича Кюхельбекера; элегия «Фрегат “Надежда”» Александра Александровича Бестужева-Марлинского; стихотворения «Мои Пенаты» и «Вакханка» Константина Николаевича Батюшкова; элегии «Признание», «Две доли» и «Разуверение» Евгения Абрамовича Баратынского; стихотворения «Соловей» и «Не осенний мелкий дождичек» Антона Антоновича Дельвига; поэма «Василько» Александра Ивановича Одоевского и стихотворения «Тройка» и «Узник» Федора Никитовича Глинки.
Заметный вклад в развитие художественно-эстетических принципов романтизма внесли и «деревенские» поэты, в частности Иван Иванович Козлов, автор поэмы «Чернец» и знаменитого стихотворения «Вечерний звон», Иван Саввич Никитин, автор поэмы «Кулак», и Алексей Васильевич Кольцов, перу которого принадлежали многие стихотворения, проникнутые поэтикой деревенской жизни: «Не шуми ты, рожь», «Песня пахаря», «Косарь» и многие другие.
Совершенно не замеченный современниками прошел великий русский поэт Федор Иванович Тютчев (1803―1873), которого впервые открыл А.С. Пушкин, напечатав в 1836 г. в своем журнале «Современник» его подборку стихов. Трагическое мироощущение великого философа-поэта в период заката романтизма не было понято публикой, и известность к нему пришла только на закате жизни, а на рубеже XIX―XX вв. о нем заговорили, как о «предтече» символистов.
Кроме того, эстетикой романтизма были проникнуты и ранние стихотворения Дениса Васильевича Давыдова, Петра Андреевича Вяземского, Александра Сергеевича Пушкина, Николая Михайловича Языкова, Дмитрия Владимировича Веневитинова, Михаила Юрьевича Лермонтова и Алексея Константиновича Толстого.
После подавления восстания декабристов в романтической поэзии стали преобладать «охранительные» и «реакционные» тенденции, что наиболее ярко проявилось в творчестве Нестора Васильевича Кукольника, автора известной исторической драмы «Рука всевышнего Отечество спасла» (1834). Эти же тенденции частично проявились и в других жанрах литературного творчества, в частности в известных и популярных в то время исторических романах Михаила Николаевича Загоскина «Юрий Милославский, или русские в 1612 году» (1829) и «Рославлёв, или русские в 1812 году» (1831), и Ивана Ивановича Лажечникова «Последний Новик» (1831–1833) и «Ледяной дом» (1835).
Этот же период стал и временем заката романтизма, на смену которому стремительно пришло новое литературное направление — реализм, сыгравший исключительно важную роль в развитии всей национальной культуры. С развитием нового литературного направления основными жанрами литературного творчества становятся повесть и роман.
В отечественной исторической науке возникновение и становление реализма традиционно связывают с именами трех великих классиков национальной культуры: Александра Сергеевича Пушкина, Николая Васильевича Гоголя и Михаила Юрьевича Лермонтова.
Александр Сергеевич Пушкин родился в Москве в старинной дворянской семье 6 июня 1799 г. В сентябре 1811 г., выдержав вступительный экзамен, он был зачислен в привилегированный Царскосельский лицей, где вскоре раскрылось поэтическое дарование молодого лицеиста, который в 1814 г. опубликовал первое свое стихотворение «К другу стихотворцу». В январе 1815 г. на публичном экзамене при переходе в старший класс А.С. Пушкин прочитал свое знаменитое стихотворение «Воспоминание в Царском Селе», которое вызвало настоящий восторг у председателя комиссии Г.Р. Державина, что и предопределило всю его дальнейшую судьбу. Всего же, по подсчетам пушкинистов, в период своей учебы в Лицее (1813―1817) он написал более ста сорока стихотворений, поэм, элегий и эпиграмм.
В 1817 г., после окончания лицея, молодой А.С. Пушкин был определен на службу в Коллегию иностранных дел, однако он скорее числился на службе, нежели служил престолу, посвятив себя литературному творчеству. В этот период, наряду с блестящими образцами поэтической лирики и первой поэмой «Руслан и Людмила», выходят его знаменитые поэтические творения и едкие эпиграммы, которые не остались без внимания властей: ода «Вольность», стихотворения «Деревня» и «К Чаадаеву», эпиграммы на Н.М. Карамзина, графа А.К. Разумовского, князя А.Н. Голицына, графа А.А. Аракчеева и других влиятельных персон.
В 1820 г. он покидает Петербург и отправляется в первую «политическую» ссылку в Кишинев — на службу в канцелярию генерал-губернатора Бессарабской губернии И.Н. Инзова. Здесь, на южной окраине Российской империи, он создает более девяноста поэтических произведений, в том числе знаменитую «Песнь о вещем Олеге», стихотворения «Узник» и «К цензору», а также первые поэмы «Кавказский пленник» (1820―1821), «Братья-разбойники» (1821―1822) и «Бахчисарайский фонтан (1821―1823).
В 1823 г. А.С. Пушкин переезжает в Одессу и поступает на службу в канцелярию новороссийского генерал-губернатора князя М.С. Воронцова. Отношения между ними сразу не сложились, и летом 1824 г. он получает отставку и отправляется в новую ссылку, в родовое имение Михайловское Псковской губернии под надзор тамошнего предводителя губернского дворянства и настоятеля Святогорского монастыря. Этот период в творчестве поэта оказался одним из самых плодотворных. Здесь он создает около девяноста стихотворений, в том числе знаменитые «Пророк» и «К няне», поэмы «Цыгане» (1824) и «Граф Нулин» (1825), знаменитую драму «Борис Годунов» (1825), а также начинает работу над романом в стихах «Евгений Онегин».
После подавления восстания декабристов в июле 1826 г. А.С. Пушкин направил новому императору Николаю I верноподданническое письмо, после которого был приглашен им на коронацию в Москву, где имел продолжительную беседу с государем, который вызвался быть личным цензором поэта, и позволил ему поселиться в любом уголке империи. В 1827 г. он переезжает в Москву, где продолжает плодотворно работать, создав около ста тридцати различных поэтических произведений, в том числе «Во глубине сибирских руд», «Анчар», «Талисман», «Поэт и толпа», «О, сколько нам открытий чудных» и знаменитую поэму «Полтава» (1829). В середине 1829 г. он совершает поездку на Кавказ, в результате чего появляется замечательный цикл его стихотворений «На холмах Грузии лежит ночная мгла», «Кинжал», «Кавказ», «Монастырь на Казбеке» и многие другие.
В первой половине 1830 г., параллельно с написанием новых стихотворений, А.С. Пушкин завершает работу над своими «маленькими трагедиями» — «Скупым рыцарем», «Моцартом и Сальери», «Каменным гостем», «Пиром во время чумы» и первым крупным прозаическим произведением — «Повестями покойного Ивана Петровича Белкина». А уже в августе 1830 г., после помолвки с Натальей Николаевной Гончаровой, он уехал в родовое поместье Болдино Нижегородской губернии, где через три месяца закончил «Евгения Онегина», который полностью был опубликован в 1831 г.
В мае 1831 г., после окончания всех свадебных церемоний А.С. Пушкин окончательно вернулся в Петербург, где создал огромное количество новых замечательных произведений, написанных в совершенно разных жанрах: блестящие стихотворения «Клеветникам России» (1831) и «Памятник» (1836), поэму «Медный всадник» (1833), детские поэтические поэмы «Сказка о попе и его работнике Балде» (1831), «Сказка о царе Салтане» (1831), «Сказка о рыбаке и рыбке» (1833), «Сказка о мертвой царевне и о семи богатырях» (1833) и «Сказка о золотом петушке»(1834), и прозаические повести «Дубровский» (1831), «Пиковая дама» (1833) и «Капитанская дочка» (1836).
Кроме того, в 1833―1836 гг. он активно работал над «Историей Пугачевского бунта», совершив поездку в Казань, Симбирск, Оренбург и другие города Поволжья и Урала, а по возвращении в Петербург не менее активно занялся издательской деятельностью и возглавил редакцию нового литературно-художественного журнала «Современник».
Всем казалось, что А.С. Пушкин находится в зените всеобщего почитания и славы, но именно в это время над головой поэта стали сгущаться тучи. Современные исследования историков убедительно доказали, что интриги вокруг А.С. Пушкина инициировала супруга Николая I императрица Александра Федоровна и близкий к ней «кружок кавалергардов», который был причастен к рассылке оскорбительного для поэта «диплома», в котором его назвали «рогоносцем». Вся эта травля, помноженная на необузданный темперамент самого поэта, и привели к роковой дуэли с Жоржем Шарлем Дантесом, которая состоялась 27 января 1837 г.
Николай Васильевич Гоголь родился 20 марта 1809 г. в местечке Большие Сорочинцы Миргородского уезда Полтавской губернии в семье потомственных малороссийских шляхтичей. В 1821 г. он закончил уездное училище и поступил на учебу в Нежинский лицей, в стенах которого создал свое первое литературное произведение «Ганц Кюхельгартен» (1827), написанное в лучших традициях позднего романтизма.
После окончания лицея в декабре 1829 г. он приезжает в Петербург, где поступает на службу в Министерство юстиции. А уже 1830 г. в журнале «Отечественные записки» выходит его первая повесть «Басаврюк, или вечер накануне Ивана Купалы», которая была благосклонно встречена столичной публикой и ввела Н.В. Гоголя в литературный мир северной Пальмиры, где он познакомился с А.С. Пушкиным, А.А. Дельвигом, В.А. Жуковским и другими известными литераторами.
В 1831 г. были опубликованы два сборника его рассказов и повестей «Вечера на хуторе близ Диканьки», которые получили восторженный отзыв читающей публики, и особенно его собратьев по перу, в том числе самого А.С. Пушкина. В первом сборнике были собраны такие известные повести, как «Сорочинская ярмарка», «Майская ночь, или Утопленница» и «Пропавшая грамота», а во второй сборник вошли его повести «Ночь перед рождеством», «Заколдованное место» и другие. В 1835 г. выходит новый сборник его повестей «Миргород», включавший в себя такие знаменитые произведения, как «Тарас Бульба», «Старосветские помещики, «Вий» и другие. А уже через полгода был напечатан еще один литературный сборник ― «Арабески», куда вошли его повести «Невский проспект», «Портрет» и «Записки сумасшедшего».
По мнению историков литературы, эти сборники стали рубежными в творчестве Н.В. Гоголя, который окончательно покончил с юношеским увлечением романтизмом и перешел на позиции реализма. Более того, многие историки и литературоведы (В. Кожинов, Н. Проскурякова, Н. Троицкий), вслед за В.Г. Белинским именно его считают основоположником критического (социально-критического) реализма, или так называемой «натуральной школы». Хотя сам В.Г. Белинский писал, что «между Гоголем и натуральной школой — целая бездна».
В 1836 г. выходит знаменитая комедия Н.В. Гоголя «Ревизор», принесшая ему общероссийскую славу. И в том же году на страницах пушкинского «Современника» печатаются две его повести «Коляска» и «Нос», поражающие своим одновременным трагизмом и бесподобной сатирой на русскую действительность того времени.
Наконец, в 1842 г. выходят в свет два самых знаменитых гоголевских сочинения, которые поставили его в первый ряд выдающихся классиков мировой литературы — повесть «Шинель» и первый том поэмы «Мертвые души», над которым мастер работал более семи лет. Оценка этого самого значительного сочинения писателя до сих пор остается очень неоднозначной, что отчетливо видно при анализе работ целого ряда исследователей его творчества, в частности, профессора В.В. Кожинова («К методологии истории русской литературы» 1968) и его современных сторонников А.В. Михайлова и В.В. Федорова.
К большому сожалению, последние годы своей жизни Н.В. Гоголь, страдавший психическим заболеванием, практически полностью отошел от литературной деятельности и значительную часть времени проводил в Европе. Самыми заметными его работами этого периода стали религиозно-философский трактат «Выбранные места из переписки с друзьями» (1847), который был встречен в штыки либеральной публикой, и второй том поэмы «Мертвые души», который был уничтожен самим автором незадолго до своей кончины. Еще в седьмой главе первого тома «Мертвых душ» Н.В. Гоголь, сопоставляя творца «искусства ради искусства» и «писателя-обличителя» человеческих пороков и общественных порядков, безоговорочно причислил себя именно ко второму типу «врачевателей душ». В своей «Переписке с друзьями» от идей самосовершенствования личности, как главного инструмента улучшения общественной жизни, он приходит к проповеди «патриархальной идиллии» и «теократической утопии». Именно за это В.Г. Белинский в своем знаменитом «Письме Н.В. Гоголю» (1847) назвал его «проповедником кнута, апостолом невежества и поборником обскурантизма». Хотя проблема авторства этого «Письма» до сих пор вызывает споры, и ряд современных ученых, все тот же профессор В.В. Кожинов, полагают, что эта редакция «Письма Н.В. Гоголю», принадлежит не В.Г. Белинскому, а какому-то другому лицу.
В 1849 г. он вернулся в Россию и попытался вновь заняться литературным творчеством, однако тяжелая болезнь окончательно подкосила силы писателя и 21 февраля 1852 г. Николай Васильевич Гоголь скончался и был погребен на кладбище Данилова монастыря в Москве.
Михаил Юрьевич Лермонтов родился 3 октября 1814 г. в Москве в старинной дворянской семье, но уже через год его перевозят в родовое имение Тарханы Пензенской губернии, где вскоре после смерти матушки он поступает на попечение своей бабки Елизаветы Алексеевны Арсеньевой. В 1828 г. он был зачислен на учебу в Московский университетский благородный пансион, где пишет свои первые поэмы и стихи «Черкесы», «Кавказский пленник», «Корсар», «Осень», «Заблуждение Купидона» и другие. В том же году увидела свет и первая редакция его знаменитой поэмы «Демон».
В 1830 г. после успешного окончания пансиона М.Ю. Лермонтов был зачислен на факультет нравственных и политических наук Московского Императорского университета, где он проучился два года и написал около тридцати стихотворений и поэм, в том числе «Благодарю», «Нищий», «Глупой красавице», «Редеют бледные туманы» и «Измаил-Бей» и первое драматическое произведение «Странный человек».
В 1832 г. он уезжает в Петербург и поступает на учебу в Школу гвардейских подпрапорщиков и кавалерийских юнкеров, которую заканчивает в 1834 г. в звании корнета лейб-гвардии Гусарского полка. Во время учебы в военном пансионе у М.Ю. Лермонтова было не очень много свободного времени, но, тем не менее, и здесь он продолжает заниматься любимым делом. Из-под его пера выходит знаменитое стихотворение «Белеет парус одинокий» и первые главы романа «Вадим», посвященного временам пугачевского бунта. Став уже гвардейским прапорщиком, он работает над драмой «Маскарад», которую несколько раз не пропускает цензурный комитет, и романом «Княгиня Лиговская».
В феврале 1837 г., сразу после гибели А.С. Пушкина, потрясенный его смертью М.Ю. Лермонтов пишет свое знаменитое стихотворение «Смерть поэта», за которое был сразу арестован и заключен под стражу в Главный штаб. На личном донесении шефа Корпуса жандармов генерала А.Х. Бенкендорфа об этом происшествии государь-император Николай I собственноручно начертал: «Старшему медику гвардейского корпуса посетить этого господина и удостовериться, не помешан ли он». Через несколько дней приказом военного министра князя А.И. Чернышева прапорщик М.Ю. Лермонтов был переведен на службу в Нижегородский драгунский полк, который вел боевые действия на Кавказе. В мае 1837 г. было опубликовано его знаменитое стихотворение «Бородино», однако это не спасло опального поэта от «расправы», и он едет в Тифлис в расположение нового места своей службы.
В 1838 г. по высочайшему приказу по кавалерии в звании корнета М.Ю. Лермонтов переезжает в Новгородскую губернию в расположение лейб-гвардии Гродненского гусарского полка, а затем опять переводится в Петербург в родной ему лейб-гвардии Гусарский полк. К этому времени относится создание его знаменитой поэмы «Песнь про купца Калашникова» и не менее знаменитых стихотворений «Дума», «Поэт» и «Русалка».
В 1839 г. он начинает работу над романом «Герой нашего времени» и создает его первую часть, состоящую из двух новелл — «Бэла» и «Максим Максимович». А в начале 1840 г. выходят его знаменитые стихотворения: «Как часто, пеструю толпою окружен…», «И скучно, и грустно…», «Узник», «Ангел» и другие. Тогда же были напечатаны и его новые повести «Тамань», «Княжна Мери» и «Фаталист», вошедшие в «Дневник Печорина» и вторую часть его романа «Герой нашего времени».
В марте 1840 г. М.Ю. Лермонтов был привлечен к ответственности за дуэль с сыном французского посланника Э. де Барантом и в чине армейского поручика отправлен в Тенгинский пехотный полк опять на Кавказ. Перед отъездом из Петербурга он пишет еще одно знаменитое стихотворение «Тучки небесные, вечные странники…». А уже в июне — ноябре 1840 г. принимает активное участие в боевых действиях против горцев Шамиля в Чечне и Северном Дагестане, за что по личному распоряжению императора вместо боевого ордена, к которому его представил командир корпуса, был «удостоен» двухмесячного отпуска. В это же время вышел в свет первый сборник «Стихотворения М.Ю. Лермонтова» тиражом тысяча экземпляров. В начале 1841 г. были опубликованы его роман «Герой нашего времени», знаменитая поэма «Мцыри» и не менее знаменитое стихотворение «Родина».
В канонической биографии М.Ю. Лермонтова, известной каждому образованному человеку еще со школьной скамьи, утверждается, что в апреле 1841 г., перед своим очередным отъездом на Кавказ, он пишет еще одно знаменитое стихотворение «Прощай, немытая Россия», поразившее современников и потомков своей явной русофобией. Однако в 2005 г. кандидат философских наук А.А. Кутырева опубликовала очень любопытную статью «О патриотизме Лермонтова и об авторстве стихотворения «Прощай, немытая Россия»», где убедительно доказала, что истинным автором пресловутого восьмистишия был известный в свое время журналист и поэт-пародист Д.Д. Минаев, который в 1860-х гг. активно печатался в либеральных русофобских журналах «Современник», «Русское слово», «Искра» и несколько месяцев редактировал известный сатирический журнал «Гудок».
Новый приезд М.Ю. Лермонтова на Кавказ оказался для него последним путешествием, поскольку всего спустя два месяца по прибытии в Пятигорск, 15 июля 1841 г. у подножья горы Машук состоялась его роковая дуэль с майором Н.С. Мартыновым, в ходе которой он получил смертельное ранение и погиб.
Важное место в становлении нового реалистического направления в русской литературе занимали и многие другие видные поэты и писатели.
• Иван Андреевич Крылов (1769–1844) — выдающийся русский баснописец и поэт, создавший в своих многочисленных баснях («Квартет», «Волк на псарне», «Лебедь, рак и щука», «Попрыгунья стрекоза», «Ягненок и волк») блестящую плеяду типических аллегорических образов животных и насекомых, столь похожих своими повадками и поведением на людей;
• Александр Сергеевич Грибоедов (1790–1829) — выдающийся русский драматург, ставший автором целого ряда реалистических комедий, написанных в 1817–1818 гг.: «Студент», «Молодые супруги» и «Своя семья». Но, бесспорно, в полной мере его талант раскрылся в знаменитой комедии «Горе от ума», созданной им в 1822―1824 гг.
• Сергей Тимофеевич Аксаков (1791–1859) — выдающийся русский писатель, перу которого, помимо разного рода «охотничьих» и «рыбацких» рассказов, принадлежала знаменитая «Семейная хроника», написанная в 1830-х гг., которую многие литературоведы расценили как исток и сердцевинное явление русской классической прозы всего XIX века.
Значительный вклад в развитие критического реализма внесли и видные идеологи революционно-демократического движения 1830—1840-х гг. — Александр Иванович Герцен, Виссарион Григорьевич Белинский, Дмитрий Васильевич Григорович и Тарас Григорьевич Шевченко. Первый вошел в историю литературы как автор романа «Кто виноват?» (1841―1846) и повестей «Доктор Крупов» (1847) и «Сорока-воровка» (1848), второй — как основоположник русской литературной критики и автор знаменитых критических и публицистических статей «Бородинская годовщина» (1839), «Горе от ума» (1839) и «Письмо Н.В. Гоголю», третий — как автор известных антикрепостнических повестей «Деревня» (1846) и «Антон-Горемыка» (1847) и, наконец, четвертый — как автор стихотворного сборника «Кобзарь» (1840), ряда поэм — «Катерина» (1838), «Гайдамаки» (1841), «Сон» (1844), «Наймичка» (1845), «Неофиты» (1857) и «Мария» (1859), а также драматической пьесы «Назар Стодоля» (1843).
Дальнейшее развитие критического реализма связано с именами многих выдающихся классиков отечественной и мировой литературы, которые в 1840―1850-х гг. начинали свой творческий путь. Именно тогда увидели свет первая повесть Ф.М. Достоевского «Бедные люди» (1846), первый роман И.А. Гончарова «Обыкновенная история» (1847), первые повести М.Е. Салтыкова-Щедрина «Противоречие» и «Запутанное дело» (1847–1848) и первый цикл рассказов И.С. Тургенева «Записки охотника» (1847―1852).
Завершая наш короткий рассказ о «золотом веке» русской литературы, мы вынуждены согласиться с профессором В.В. Кожиновым, который констатировал тот примечательный факт, что «пушкинская пора», по сути, была «единственной культурной эпохой всего XIX века», поскольку, начиная с «роковых» 1840-х гг., когда произошел знаменитый раскол на «западников» и «славянофилов», русская литература и публицистика все больше и больше стала превращаться в орудие идеологической борьбы разных идейных течений русской общественной мысли.

Журналистика и издательское дело

Первая половина XIX в. стала временем дальнейшего развития отечественной журналистики. В годы царствования Александра I стали издаваться несколько десятков общественно-политических и литературно-художественных журналов, среди которых особую известность и популярность получили умеренно-консервативные издания «Вестник Европы» (1802―1830) Н.М. Карамзина, «Северный вестник» (1804―1808) и «Русский вестник» (1808―1824) С.Н. Глинки, «Сын отечества» (1812–1852) Н.И. Греча, «Дух журналов» (1815) Ф.В. Булгарина и другие.
Более того, как это не парадоксально, но после подавления восстания декабристов количество периодических изданий разной идейной и художественно-литературной направленности резко возросло: с 60 до 230 наименований. Этот поразительный факт никак не вписывался в общую концепцию советской исторической науки о «реакционном николаевском режиме» как «эры мракобесия и гонений на передовую журналистику». Поэтому в советский период особый акцент всегда делался на так называемом «чугунном» «Цензурном уставе» (1826), который был принят с подачи министра народного просвещения адмирала А.С. Шипкова, и противопоставлении так называемых передовых, революционно-демократических изданий типа «Телескопа» и «Московского телеграфа» и официальной периодики типа «Северной пчелы», которая якобы полностью находилась под контролем III Отделения Собственной Его Императорского Величества канцелярии.
Было бы полезно напомнить об элементарных истинах:
1) Во-первых, действительно в 1826 г. был издан новый «Цензурный устав», состоящий из 230 параграфов, в соответствии с которым был создан Верховный цензурный комитет, состоящий из министров просвещения, внутренних и иностранных дел, которому вменялось в обязанность осуществление жесткого контроля над идейно-художественной направленностью всех, в том числе и периодических, изданий.
2) Во-вторых, создание этого «Комитета» было естественной и оправданной ответной реакцией верховной власти на события, связанные с попыткой государственного переворота в декабре 1825 г.
3) В-третьих, «чугунный» «Цензурный устав» просуществовал менее двух лет, и в 1828 г. был заменен новым, более мягким «Цензурным уставом», в соответствии с которым в состав Главного управления цензуры вошли президенты Академии наук и Академии художеств, а также высокопоставленные чиновники ряда министерств и центральных ведомств страны.
4) В-четвертых, «Цензурный устав» предписывал цензорам запрещать к изданию или продаже только те издания, «кои вредны в отношении к вере, престолу, добрым нравам и личной чести граждан», а не все подряд. И именно по этим веским причинам вполне оправданно и законно были закрыты ряд либеральных русофобских журналов, в том числе «Европеец» (1832), «Московский телеграф» (1834) и «Телескоп» (1836).
5) В-пятых, новый «Цензурный устав», принятый в 1848 г. и положивший начало так называемой «эпохе цензурного террора», был совершенно адекватной реакцией царского правительства на «европейскую революционную заразу» 1848–1849 гг. Этот так называемый «бутурлинский комитет», где первую скрипку играли известные историки николаевского царствования — генерал Дмитрий Павлович Бутурлин и барон Модест Андреевич Корф, действительно осуществлял чрезвычайно жесткую цензуру всей книжной продукции и периодических изданий, выходящих в стране и за рубежом.
6) В-шестых, попытка современных авторов (Н. Троицкий, П. Зырянов) провести резкую грань между журналами различной идейно-художественной направленности по принципу «передовые» — «реакционные» не выдерживает критики, поскольку в разные периоды целый ряд периодических изданий занимали совершенно противоположные позиции. Например, на станицах известного рупора теории «официальной народности» журнала «Москвитянин» печатались многие славянофилы, да и сам редактор этого журнала профессор истории М.П. Погодин в 1854–1855 гг. опубликовал здесь свои знаменитые «Историко-публицистические письма», в которых подверг резкой критике николаевский политический режим.
Во второй четверти XIX в. среди периодических изданий наибольшей популярностью пользовались такие журналы, как «Телескоп» (1831―1836) Н.И. Надеждина, «Московский телеграф» (1825–1834) Н.А. Полевого, «Отечественные записки» (1839–1884) А.А. Краевского, «Современник I» (1836–1846) А.С. Пушкина и П.А. Плетнева и «Современник II» (1847–1866) Н.А. Некрасова и И.И. Панаева, «Москвитянин» (1841―1856) М.П. Погодина, «Московский наблюдатель» (1835―1839) А.С. Хомякова и И.В. Киреевского и «Русский вестник» (1841–1844) Н.И. Греча и Н.А. Полевого.
В этот же период стали выходить многие газетные издания, в том числе «Литературная газета» (1830–1831) А.А. Дельвига, «Литературная газета» (1840–1849) Ф.А. Кони и «Северная пчела» (1825–1864) Н.И. Греча и Ф.В. Булгарина. По личному указанию Николая I в 1837 г. во всех губернских «столицах» стала издаваться газета «Губернские ведомости».
В первой половине XIX в. значительных успехов достигла книгоиздательская деятельность благодаря таланту и труду выдающихся русских просветителей и книготорговцев Матвея Петровича, Ивана Петровича и Иллариона Ивановича Глазуновых, Василия Алексеевича Плавильщикова и Александра Филипповича Смирдина, который в 1834 г. основал журнал «Библиотека для чтения», положившего начало так называемым «толстым» журналам. Кроме того, в историю русской культуры А.Ф. Смирдин вошел как издатель знаменитого 70-томного «Полного собрания сочинений русских авторов», в который вошли произведения В.К. Тредиаковского, Д.И. Фонвизина, Г.Р. Державина, И.А. Крылова, В.А. Жуковского, А.С. Пушкина, Н.В. Гоголя, М.Ю. Лермонтова и других классиков русской литературы.

Развитие архитектурного творчества

Первая половина XIX в. вошла в историю русской архитектуры как время дальнейшего расцвета классицизма и его более поздней разновидности ампира, для которого были характерны массивные, подчеркнуто монументальные формы и богатый декор в виде богатой воинской эмблематики и аналогичного орнамента эпохи императорского Рима, что должно было зримо воплотить идеи государственного могущества и воинской славы Российской империи.
Главными законами классической архитектурной композиции были строгая симметрия и общая гармония всех ее составных частей. Парадный вход в здание всегда располагался в центре и оформлялся в виде портика, т. е. выступающей вперед части здания с колоннами и фронтоном. Существенной чертой позднего классицизма являлась высокая форма синтеза архитектуры, скульптуры, декоративной живописи и прикладного искусства. В отличие от прошлого столетия, когда в центре внимания зодчих было создание храмовых и усадебных построек, в начале нового века особое внимание стали уделять строительству административных и общественных зданий, которые формировали внешний облик самих городов.
В этот период отмечается особый размах градостроительных работ и завершение застройки центральной части многих губернских городов — Ярославля, Твери, Владимира, Калуги, Нижнего Новгорода, Смоленска, Киева, Харькова, Одессы и других. Но, безусловно, самые помпезные памятники классической архитектуры по-прежнему возводились в двух столицах Российской империи ― Санкт-Петербурге и Москве. Петербургский классицизм был не столько архитектурой отдельных зданий и построек, сколько архитектурой целых городских ансамблей, поражающих своим внутренним и внешним единством, гармоничностью и изящной красотой. Московский классицизм, напротив, был классицизмом отдельных зданий и построек, поскольку грандиозные монументальные ансамбли просто бы не уместились на извилистых московских улочках, сохранивших в своем облике архитектурные особенности разных исторических эпох. Поэтому, по мнению многих историков искусства (Е. Кириченко, В. Лисовский, И. Евсина), московский классицизм носил значительно более мягкий, камерный и даже интимный характер. В этот период окончательно сложились ансамбли Дворцовой, Адмиралтейской и Сенатской площадей и Стрелки Васильевского острова в Петербурге, а также Театральной площади в Москве.
Выдающимися русскими зодчими, которые продолжили традиции русского классицизма в архитектуре и создали блестящие архитектурные ансамбли в Москве, Петербурге и крупных губернских городах, были:
• Андриан Дмитриевич Захаров (1761―1811), который был автором здания Адмиралтейства (1806―1823), ставшего своеобразным центром всего Петербурга, и кафедрального Андреевского собора в Кронштадте (1806―1817).
• Андрей Никифорович Воронихин (1759―1814), по проектам которого были построены знаменитый Казанский собор на Невском проспекте (1801―1811) и здание Горного института (1806―1811), а также оформлены внутренние интерьеры императорских дворцов в Стрельне, Гатчине и Павловске.
• Жан-Франсуа Тома де Томон (1760―1813), который был автором здания Биржи (1805―1810) и Ростральных колонн (1805―1810) в Петербурге, «Мавзолея» Павла I в Павловске (1805―1808), здания Одесского оперного театра (1804―1809) и Монумента Славы в Полтаве (1806―1811).
• Карл Иванович Росси (1775–1849), создавший целую галерею архитектурных ансамблей северной столицы, в частности Александринский театр на площади Искусств (1817–1832), Михайловский дворец (1819―1825), здание и арку Главного штаба на Дворцовой площади (1819―1829), новые здания Сената (1824―1834) и Святейшего синода (1826―1834) на Сенатской площади и многие другие.
• Василий Петрович Стасов (1769–1848), который стал автором Павловских казарм на Марсовом поле (1817–1820), Нарвских (1827―1834) и Московских (1834–1838) триумфальных ворот, Преображенского (1827―1829) и Троицкого (1828―1834) соборов в Петербурге, а также Провиантских складов в Москве (1821―1835).
• Осип Иванович Бове (1784–1834), который, будучи главным архитектором Комиссии о строении Москвы, воссоздал и построил в первопрестольной ансамбль первых Торговых рядов на Красной площади (1815), здания Большого (Петровского) и Малого Императорских театров (1821–1824), ансамбль Александровского сада с гротом «Руины» у кремлевской стены (1820–1822), Триумфальную арку на Тверской (1827―1834), здание Первой Градской больницы (1827–1832), а также совместно с инженером А.А. Бетанкуром здание Манежа на Моховой (1817–1825). Кроме того, в 1816–1819 гг. О.И. Бове руководил работами по восстановлению крепостной стены, Никольской и Арсенальной башен Московского Кремля, разрушенных наполеоновской армией во время пребывания в Москве.
О.И. Бове вошел в историю русской архитектуры как автор множества московских и подмосковных усадеб-особняков русской знати, дворянства и купечества, которые были построены в период восстановления старой столицы. Среди этих изумительных построек особенно интересны дом-усадьба богатого купца и издателя М.П. Глазунова на Никольской улице (1816), дом-усадьба А.И. Анненковой в Преображенском (1818), дом-усадьба князя Н.С. Гагарина на Новинском бульваре (1820), дом-усадьба князя А.И. Трубецкого в Богоявленском переулке (1833), в котором поселился сам О.И. Бове, женившись на вдовушке князя Авдотье Семеновне Трубецкой. Ему же принадлежали проекты и целого ряда московских и подмосковных культовых построек, созданных в стилистике позднего классицизма: церковь Николы Чудотворца в Котельниках (1821), церковь Михаила Архангела в селе Архангельском (1822), церковь Покрова Богородицы в селе Пехра-Покровское (1825), церковь иконы Божией Матери «Всех скорбящих Радость» на Большой Ордынке (1832–1836) и Троицкий собор Данилова монастыря (1833–1838), который достраивал его брат Михаил Иванович Бове. Кроме того, О.И. Бове был автором проекта знаменитой церкви Вознесения у Никитских ворот (1827–1845), в которой венчались Александр Пушкин и Наталья Гончарова, и которую после его смерти достраивал известный московский архитектор Ф.М. Шестаков.
• Доменико Иванович Жилярди (1785―1845), по проектам которого были восстановлены и построены здания Московского Императорского университета на Моховой (1817―1819), Екатерининского института на Кудринской площади (1820―1822), Опекунского совета на Солянке (1823―1826), а также московские усадьбы князей Голицыных в Кузьминках (1824―1828), Луниных на Никитском бульваре (1818―1823) и Усачевых-Найденовых на Яузе (1829–1831).
В конце 1830-х гг. на смену классицизму приходит так называемый стиль эклектики, для которого было характерно сочетание и даже не совсем эстетически оправданное смешение элементов раннего классицизма, псевдоготики, барокко, ампира, русско-византийского, новогреческого и других архитектурных стилей разных эпох. Эклектика господствовала в русской архитектуре вплоть до 1890 г., пройдя в своем развитии два основных этапа. Первый этап (1830–1850) традиционно определяют как «эклектический романтизм», а второй (1850–1890) — как «эклектический историзм».
По мнению историков архитектуры (Е. Кириченко, В. Лисовский), в рамках «эклектического романтизма» существовало два главных направления:
1) русско-византийский стиль, который опирался на архитектурное наследие Византийской империи и Древней Руси, и
2) ретроспективный стиль, который культивировал архитектурные формы европейской готики, ренессанса, классицизма и барокко.
Ведущим направлением в то время стал русско-византийский стиль, который также называют стилем «национального романтизма». Правда, в тот период русская архитектурная школа еще не достаточно глубоко освоила все богатство древнерусского и византийского архитектурного наследия, но в целом опиралась именно на их традиции.
Крупными представителями нового архитектурного стиля были многие русские зодчие, в том числе:
• Огюст Августович Монферран (1786–1858), принимавший активное участие в строительстве комплекса Нижегородской ярмарки, включая Спасский собор (1817–1822), и построивший в Санкт-Петербурге знаменитую Александрийскую колонну на Дворцовой площади (1829–1834) и не менее знаменитый Исаакиевский собор на Сенатской площади (1818–1858).
• Константин Андреевич Тон (1794–1881), основатель русско-византийского стиля, который стал автором зданий Николаевских вокзалов в Петербурге (1844–1851) и Москве (1844–1849), Большого Императорского дворца (1838–1849) и Оружейной палаты (1844–1851) в Московском Кремле, а также знаменитого храма Христа Спасителя (1837–1883), открытие и освящение которого состоялось уже после смерти его создателя.
Кроме того, по его проектам были построены многие «воинские» храмы в Петербурге и его окрестностях, в том числе Введенская церковь Семёновского полка (1834–1842), Петропавловская церковь Уланского полка (1836–1839), Преображенская церковь Гренадерского полка (1840–1845) и Благовещенская церковь Конного полка (1842―1849).
• Александр Павлович Брюллов (1798–1877), построивший знаменитую Пулковскую обсерваторию (1834–1839), здание штаба Гвардейского корпуса на Дворцовой площади (1837―1843) и здание Александровской больницы (1843–1845) в Петербурге, в зодчестве которых отчетливо видны элементы псевдоготики. Кроме того, он принял самое активное участие в восстановлении Зимнего дворца, сильно пострадавшего от грандиозного пожара 1837 г.
• Андрей Иванович Штакеншнейдер (1802―1865), по проектам которого в Петербурге и его окрестностях были построены Мариинский (1838―1844), Фермерский (1842―1843), Николаевский (1853―1861) и Ново-Михайловский (1857―1861) великокняжеские дворцы, дворец князей Белосельских-Белозерских (1846–1848) и Львиный каскад в Петергофе (1854–1857).

Живопись и скульптура

Первая половина XIX в. стала временем дальнейшего развития основных жанров живописного искусства, которые сложились в предшествующее столетие: портрета, пейзажа, натюрморта, бытовой и исторической живописи. В этот период живописное искусство, как и все другие сферы художественной культуры (прежде всего, литература и архитектура), находилось в процессе смены нескольких художественных стилей, что достаточно четко просматривалось в творчестве многих художников той поры: классицизма, академизма, сентиментализма, романтизма и, наконец, реализма.
В начале XIX в. в живописном искусстве безраздельно господствовал классицизм и академизм, основными чертами которого были мифологические, библейские и исторические сюжеты, многоплановая и многофигурная композиция и особая помпезность изображения.
Признанным главой русского академизма в живописном искусстве был Федор Антонович Бруни (1799―1875), который двадцать лет занимал пост ректора Академии художеств по отделению живописи и ваяния. Среди самых известных его работ следует назвать такие полотна, как «Смерть Камиллы, сестры Горация» (1824), «Пробуждение граций» (1827), «Вакханка, поящая Амура» (1828), «Воздвижение Моисеем Медного змия» (1827–1841) и «Портрет А.С. Пушкина на смертном одре» (1837). Значительное место в творчестве художника занимала работа по внутреннему убранству Исаакиевского и Казанского соборов Петербурга и храма Христа Спасителя в Москве, для которых он сделал огромное количество различных фресковых картонов и икон, например, знаменитые образы «Богоматерь с младенцем на руках», «Спаситель на небесах», «Благовещение», «Моление о чаше» и знаменитую икону «Покров Пресвятой Богородицы» для алтаря Казанского собора в Петербурге.
Другим выдающимся представителем русской академической школы, который органически сочетал в своем творчестве и приемы других живописных стилей, был Карл Павлович Брюллов (1799–1852). Основы своего профессионального образования он получил в Академии художеств. Получив Большую золотую медаль за картину «Явление Аврааму трех ангелов» (1821), он был направлен на учебу в Италию, где в течение многих лет (1822–1835) оттачивал свое мастерство, копируя работы С. Рафаэля и других великих мастеров итальянского Возрождения. К этому же времени относится и создание таких известных полотен мастера, как «Итальянское утро» (1823), «Итальянский полдень» (1827), «Вирсавия» (1831) и «Всадница» (1832). Здесь же в Италии К.П. Брюллов создал самую знаменитую свою работу «Последний день Помпеи» (1830―1833), которая произвела настоящий фурор и в Европе, и в России.
Возвращаясь в Россию, он посетил Османскую империю и Грецию, что позднее отразится в его творчестве созданием целого ряда новых картин и акварелей: «Турок, садящийся на коня» (1835―1836), «Турчанка» (1837―1839), «Бахчисарайский фонтан» (1849) и «Сладкие воды в Константинополе» (1849). В историю русского живописного искусства К.П. Брюллов вошел как блестящий мастер «парадного» и «интимного» портрета. Его кисти принадлежали такие полотна, как «Портрет великой княгини Елены Павловны с дочерью Марией» (1830), «Портрет графини Ю.П. Самойловой с арапчонком» (1832), «И.П. Витали за работой» (1836―1837), «Портрет генерала В.А. Перовского» (1837), «Портрет поэта В.А. Жуковского» (1838), «Портрет М.А. Бланк» (1840), «Портрет баснописца И.А. Крылова» (1841), «Автопортрет» (1849) и многие другие. К.П. Брюллов был блестящим педагогом, будучи профессором Академии художеств (1836―1852), он создал собственную «художественную школу», в которой обучались основам живописного искусства П.И. Федотов, Т.Г. Шевченко и другие.
Крупнейшим мастером русской академической школы был Александр Андреевич Иванов (1806―1858). Свое профессиональное образование он получил в стенах Академии художеств, где больше двенадцати лет учился в качестве вольнослушателя. К этому времени относятся первые его работы «Минин и Пожарский» (1823), «Приам, испрашивающий у Ахиллеса тело Гектора» (1824) и «Иосиф, толкующий сны заключенным с ним в темнице виночерпию и хлебодару» (1827). В 1830 г. он уехал в Италию, где, прожив более четверти века, создал ряд полотен на библейские сюжеты: «Братья Иосифа находят чашу в мешке Вениамина» (1831―1833), «Аполлон, Гиацинт и Кипарис» (1831―1834), «Явление воскресшего Христа Марии Магдалине» (1833―1835) и самую знаменитую и грандиозную свою работу «Явление мессии», или «Явление Христа народу», над которой он работал больше двадцати лет (1836–1857).
В этот же период он написал несколько десятков интересных пейзажных работ и акварельных этюдов: «Дерево в парке Гиджи», «Ветка», «Аппиева дорога», «Понтийские болота», «Два мальчика на фоне пейзажа», «На берегу Неаполитанского залива», «Жених, покупающий кольцо невесте» и другие.
Первая половина XIX в. стала временем дальнейшего расцвета русской портретной живописи, видными представителем которой был признанный мастер парадного и психологического портрета Владимир Лукич Боровиковский (1757–1825), создавший в этот период целую серию новых работ: «Портрет князя А.Б. Куракина» (1801―1802), «Портрет княгини М.П. Долгорукой» (1803), «Портрет А.Е. Лабзиной с воспитанницей С.А. Мудровой» (1803), «Портрет графини А.И. Безбородко с дочерьми Любовью и Клеопатрой» (1803), «Портрет писательницы Анны де Сталь» (1812) и другие.
Лучшие традиции русской портретной школы продолжил в своем творчестве выдающийся живописец Орест Адамович Кипренский (1782–1836), который стал родоначальником романтического направления в портретной живописи. В 1803 г. он окончил Академию художеств и вскоре заявил о себе как о прекрасном рисовальщике и портретисте. В начале своей творческой карьеры он пишет первые портретные полотна, в том числе «Портрет отца А.К. Швальбе» (1804), «Дмитрий Донской на Куликовом поле» (1805), «Портрет И.В. Кусова» (1808), «Портрет княгини А.В. Щербатовой» (1808), «Автопортрет с кистями за ухом» (1808–1809), «Портрет графа Е.П. Ростопчина» (1809), «Портрет гусара Е.В. Давыдова» (1809), «Портрет мальчика А. Челищева» (1810―1811), «Портрет князя И.А. Гагарина» (1811) и многие другие полотна, проникнутые особой лиричностью и психологизмом.
Новый этап в творчестве О.А. Кипренского связан с Отечественной войной 1812 г., под влиянием которой в 1813 г. он создает целую серию карандашных портретов ее участников: генерала Е.И. Чаплица, братьев А.П. и М.П. Ланских, А.Р. Томилова и знаменитый живописный портрет П.А. Оленина. Тогда же он написал портреты поэтов К.Н. Батюшкова (1815) и В.А. Жуковского (1816), а также графа С.С. Уварова (1816), которые отличались особым мастерством и теплотой.
В 1816―1823 гг. по приглашению Флорентийской Академии художеств он уезжает работать в Италию, где создает целый ряд новых работ: «Молодой садовник» (1817), «Девочка в маковом венке» (1819), «Портрет князя А.Н. Голицына» (1819), «Аполлон, поражающий Пифона» (1820), «Анакреонова гробница» (1820) и «Портрет Е. Абдулиной» (1822). В 1823 г. художник возвращается в Россию, где создает самые зрелые свои картины, принесшие ему всемирную славу: портреты И.А. Анненкова (1823), О.А. Рюминой (1826), князя Н.П. Трубецкого (1826), танцовщицы Е.А. Телешевой (1827) и знаменитый «Портрет А.С. Пушкина (с шарфом)» (1827), а также портретные полотна «Ворожея со свечой» (1826) и «Бедная Лиза» (1827). В 1828 г. он вновь и навсегда уезжает в Италию, где постепенно отходит от творческой деятельности. Последней значительной его работой стала картина «Читатели газет в Неаполе», написанная в 1831 г.
Еще одним крупным русским портретистом первой половины века был Василий Андреевич Тропинин (1776―1857), чей незаурядный талант художника и портретиста проявился с юношеских лет. В 1799 г. его барин, граф И.И. Морков определяет своего крепостного вольнослушателем в Академию художеств в Петербурге, где он написал первое свое значительное полотно «Мальчик, тоскующий по своей умершей птичке» (1804), которое принесло ему первый крупный успех и всеобщее признание. После завершения учебы он уезжает в Малороссию, где в имении своего барина исполняет обязанности графского камердинера и создает целый ряд известных картин, в частности «Мальчик с топориком» (1810), «Мальчик с жалейкой» (1810), «Автопортрет с сыном» (1818), «Портрет Н.М. Карамзина» (1818), «Девушка с Подолья» (1821), «Малороссийский мужик» (1820) и «Устим Кармелюк» (1821).
В 1821 г. он приезжает в Москву и через два года благодаря стараниям видных представителей московской богемы получает вольную и полностью отдается любимой профессии, получив уже через год звание академика. Именно тогда В.А. Тропинин создает самые значительные свои полотна, которые вошли в сокровищницу национального и мирового искусства: «Портрет К.Г. Равича» (1823), «Старик-нищий» (1823), «Кружевница» (1823), «Гитарист» (1825), «Золотошвейка» (1826) и «Портрет А.С. Пушкина (в халате)» (1827). Наконец, в последний период своего творчества он пишет новые картины, проникнутые особым лиризмом: «Портрет К.П. Брюллова» (1836), «Портрет Н.И. Бера» (1842), «Портрет В.А. Каратыгина» (1842), «Портрет Ю.Ф. Самарина в охотничьем костюме» (1846), «Странник» (1847), «Девушка с розами» (1850) и другие.
Выдающимся художником первой половины XIX века, которого по праву считают одним из родоначальников бытового жанра, был Алексей Гаврилович Венецианов (1780―1847). Он родился в Москве в богатой купеческой семье, однако не пошел по стопам своего отца, а уже с юных лет обнаружил талант живописца, написав «Портрет матери» (1801), «Портрет А.И. Бибикова» (1805), «Автопортрет» (1810), «Портрет К.И. Головачевского» (1811) и «Портрет М.А. Фонвизина» (1812), за которые был удостоен звания академика.
Расцвет живописного таланта художника пришелся на 1820-е гг., когда, оставив государственную службу, он переезжает в свое имение Сафонково Тверской губернии, где полностью отдается любимому делу. Здесь А.Г. Венецианов создает самые известные сентиментальные бытовые полотна, многие из которых были написаны с натуры: «На пашне. Весна» (1820), «Гумно» (1821), «Спящий пастушок» (1823), «Чистка свеклы» (1823), «Утро помещицы» (1823), «Девушка с крынкой молока» (1824), «Захарка» (1825), «Крестьянские дети в поле» (1826), «На жатве. Лето» (1828), «Купальщицы» (1829), «Девушка в платке» (1830) и другие. Там же он создает ряд картин с так называемым повествовательным сюжетом, в частности «Возвращение солдата на родину» (1834), «Петр Великий. Основание Санкт-Петербурга» (1838), «Причащение умирающей» (1839) и «Гадание на картах» (1842), а также «Портрет Н.М. Карамзина» (1828), «Портрет М.М. Философовой» (1828) и другие.
В историю русского живописного искусства А.Г. Венецианов вошел и как основатель первой частной художественной школы в своем имении Сафонково, где получили прекрасное профессиональное образование многие русские живописцы, в том числе Н.С. Крылов, Е.Ф. Кредовский, Л.К. Плахов, Г.В. Сорока и другие.
Одно из самых почетных мест в истории русского живописного искусства по праву принадлежит великому русскому художнику Павлу Андреевичу Федотову (1815–1852), которого считают родоначальником критического реализма в русском живописном искусстве. Он родился в Москве в семье отставного офицера и в 1826 г. был определен на учебу в Первый Московский кадетский корпус. После окончания учебы в 1833 г. он был направлен на службу в лейб-гвардии Финляндский полк, где начал рисовать портреты своих сослуживцев и посещать рисовальные классы Петербургской Академии художеств.
В 1842 г. с творчеством П.А. Федотова познакомился знаменитый баснописец И.А. Крылов, который сразу посоветовал ему оставить военную службу и заняться «бытописанием». Вскоре в чине капитана Федотов выходит в отставку и начинает профессиональную карьеру живописца. Сначала он увлекся батальной живописью, но очень скоро находит свое призвание в жанре бытовой живописи, которая принесла ему известность и посмертную славу блестящего русского живописца. В последнее десятилетие своей жизни он создал целую галерею прекрасных жанровых полотен, вошедших в сокровищницу национального живописного искусства: «Свежий кавалер» (1846), «Разборчивая невеста» (1847), «Сватовство майора» (1848), «Завтрак аристократа» (1849), «Портрет Н.П. Жданович за клавесином» (1849), «Вдовушка» (1851), «Анкор, еще анкор» (1852) и «Игроки» (1852).
Заметный след в истории русского живописного искусства оставили и многие другие живописцы, в частности: Федор Яковлевич Алексеев (1753–1824) — основоположник русского городского пейзажа, создавший целую галерею пейзажей Москвы и Петербурга: «Вид Красной площади» (1801), «Красная площадь с собором Василия Блаженного» (1802), «Вид военного госпиталя» (1802), «Вид на Михайловский замок» (1811), «Вид Английской набережной» (1816) и «Наводнение в Петербурге» (1824); и Сильвестр Феодосиевич Щедрин (1791―1830) — выдающийся русский пейзажист, кисти которого принадлежит несколько прекрасных полотен: «Вид Петровского острова в Петербурге» (1811), «Малая гавань в Сорренто» (1826) и «Берег в Сорренто» (1826).
Свою весомую лепту в отображение реалий того времени и в развитие русского живописного искусства внесли и безымянные крепостные художники, кисти которых принадлежат многие интересные полотна, написанные в реалистической манере: «Продажа крепостной», «Два мужика дерутся», «Хоровод», «Крепостной оркестр», «Проводы ополченца», «Монастырские крестьяне на барщине», «Доклад управителя своему помещику», «Свадьба в Торопце» и многие другие.
Своеобразным торжеством реалистического направления в русском живописном искусстве станет создание Московского училища живописи, ваяния и зодчества (1832), которое будет настоящей школой мастерства для многих классиков русского изобразительного искусства второй половины XIX века.
Первая половина XIX в. стала целой эпохой дальнейшего развития монументальной и пластической (декоративной) скульптуры, видными представителями которой были:
• Иван Петрович Мартос (1750–1835) — признанный мастер пластической скульптуры, который в начале нового столетия создал ряд монументальных классических памятников, в том числе бронзовую статую Иоанна Крестителя, украшающую портик Казанского собора (1809–1811), знаменитый памятник Минину и Пожарскому на Красной площади в Москве (1804–1818), который по праву считается вершиной творчества мастера, памятник герцогу А.Э. де Ришелье в Одессе (1823―1828); памятник М.В. Ломоносову в Холмогорах (1829), памятник Александру I в Таганроге (1831), памятник князю Г.А. Потемкину в Херсоне (1836) и другие.
• Феодосий Федорович Щедрин (1751–1825) — выдающийся русский скульптор, автор многих известных скульптурных композиций, в том числе бронзовых фигур «Сирены» и «Реки» для Самсоновской террасы Петергофского сада (1800–1805), огромного горельефа «Христос, ведомый к месту распятия», установленного в Казанском соборе Петербурга (1807) и бронзовой скульптуры «Морские нимфы, несущие глобус» на здании Адмиралтейства в Петербурге (1812―1813).
• Степан Степанович Пименов (1784―1833) и Василий Иванович Демут-Малиновский (1779–1846) — знаменитые скульпторы, которые оформили прекрасными скульптурными композициями в стиле классицизма многие творения двух выдающихся архитекторов А.Н. Воронихина и К.И. Росси, в том числе здания Горного института (1809―1811), Михайловского дворца (Русского музея) (1823―1825) и Александрийского театра (1831―1832), а также арку Главного штаба на Дворцовой площади в Петербурге (1827―1828). Среди этих композиций особым изяществом исполнения отличались скульптурные группы «Похищение Прозерпины» и «Геркулес и Антей», украсившие портик Горного института, «Колесница победы», установленная на здании Главного штаба, и знаменитая «Квадрига», венчающая Александринский театр.
• Николай Степанович Пименов (1812―1864) — выдающийся скульптор, закончивший после смерти своего отца монументальные статуи «Закон» (1834) и «Правосудие» (1834) для здания Сената, и создавший знаменитую скульптурную композицию «Парень, играющий в бабки» (1836), которая была установлена в Царскосельском саду. В 1837―1850 гг. Н.С. Пименов жил и работал в Италии, где создал несколько известных мраморных скульптур, в том числе «Мальчик, просящий милостыню», «Мальчик, кормящий птичку», «Мальчик, подкрадывающийся к бабочке», а также мраморные фигуры евангелистов Матфея, Иоанна и Луки для Исаакиевского собора Петербурга. После возвращения в Россию по заказу Академии художеств для того же Исаакиевского собора он создал гигантские скульптурные группы «Воскресение Христово» (1853) и «Преображение» (1854), а в конце жизни — один из лучших шедевров монументальной бронзовой скульптуры — памятник адмиралу М.П. Лазареву в Севастополе (1863).
• Борис Иванович (Смирнов) Орловский (1796―1837) — выдающийся русский зодчий, бывший крепостной, который вошел в историю русского монументального искусства как автор мраморного бюста императора Александра I (1822), фигуры Ангела на знаменитой Александровской колонне (1830) и двух знаменитых памятников выдающимся русским полководцам — фельдмаршалу светлейшему князю М.И. Кутузову и фельдмаршалу графу М.Б. Барклаю-де-Толли, установленных у Казанского собора Петербурга (1828–1836).
• Иван Петрович Витали (1794–1855) — крупнейший русский скульптор, автор бронзовой композиции колесница «Слава» и рельеф «Освобождение Москвы» для московских Триумфальных ворот (1829―1834), знаменитого фонтана «Геркулес, поражающий гидру» на Театральной площади в Москве (1835), бронзового бюста К.П. Брюллова (1837) в Петербурге, памятника Павлу I в Гатчине (1851) и мраморной статуи «Венера» (1852).
• Петр Карлович Клодт (1805―1867) — выдающийся русский скульптор и литейщик, создавший классические бронзовые композиции, среди которых особым изяществом и мастерством отличались бронзовая колесница для Нарвских триумфальных ворот Петербурга (1833), бронзовая группа «Лошадь с возничим» (1838), бронзовые барельефы для Исаакиевского собора Петербурга (1844―1847) и Георгиевского зала Большого Кремлевского дворца (1846―1847) и знаменитая композиция четырех бронзовых укротителей коней на Аничковом мосту в Петербурге (1833―1850). Кроме того, в историю русского монументального искусства П.К. Клодт вошел как автор памятников великому киевскому князю Владимиру Святому на Владимирской горке в Киеве (1853) и великому русскому баснописцу И.А. Крылову в Летнем саду Петербурга (1855), а также знаменитой конной статуи императора Николая I перед Исаакиевским собором Петербурга (1859).

Театральное и музыкальное искусство

В первой половине XIX в. значительных успехов достигло русское театральное искусство. Несмотря на монополию императорских театров, начало которой было положено в 1803 г., жесткую цензуру театральных пьес и драм, существенно влиявшую на сценический репертуар всех театров, они стали играть все более значимую роль в общественно-культурной жизни страны. Русский репертуарный театр стал не только частью светской жизни и центром светского общения столичной и провинциальной публики, но и важным фактором общественной жизни и своеобразной формой выражения общественного сознания.
Центром театральной жизни Москвы стал Малый Императорский театр, который возник в 1824 г. в результате раздела труппы бывшего Петровского театра на драматическую и балетную труппы. Балетная труппа обосновалась в Большом театре, где стали давать только оперные и балетные спектакли, а драматическая труппа — в Малом театре, который находился по соседству с ним на знаменитой Театральной площади. И тот, и другой театр расположились в новых зданиях, построенных для них знаменитым московским архитектором О.И. Бове.
В северной столице центром театральной жизни был Александринский Императорский театр, открытый в 1832 г. исторической драмой М.В. Крюковского «Князь Пожарский». В отличие от московского Малого театра, где изначально были сильны демократические традиции, Александринский театр отличался значительно большим официозом и парадностью. Тот же официоз и парадность были присущи и двум ведущим музыкальным театрам страны — Мариинскому театру в Петербурге (1783) и Большому театру в Москве (1776), на сцене которых, в основном, шли спектакли, поставленные по произведениям европейских авторов.
В первой четверти XIX в. на театральных подмостках процветали классицизм и сентиментализм, а самыми популярными постановками были комедийно-сатирические спектакли по пьесам А.А. Шаховского, И.А. Крылова, М.Н. Загоскина, Н.И. Хмельницкого и других авторов. В этот же период все большей популярностью стали пользоваться произведения, написанные в жанре сентиментальной драмы и классической трагедии, в частности «Андромаха» П.А. Катенина, «Лиза, или Торжество благодарности» Н.И. Ильина, «Ярополк и Олег» и «Дмитрий Донской» В.А. Озерова и «Лиза, или Следствие гордости и обольщения» В.М. Федорова. Во второй четверти XIX в., невзирая жесткую цензуру Верховного цензурного комитета, на театральной сцене тенденции романтического и особенно реалистического направлений в искусстве стали развиваться значительно быстрее, чем в других сферах художественного творчества.
Официальные структуры всячески поощряли легкие сценические жанры — романтические драмы и водевили, горячим поклонником которых был сам император Николай I. В годы его правления огромным успехом у публики пользовались патриотические пьесы Н.В. Кукольника «Рука всевышнего Отечество спасла» (1834), «Князь Михайло Васильевич Скопин-Шуйский» (1836), «Князь Даниил Холмский» (1839), а также знаменитый водевиль Д.Т. Ленского «Лев Гурыч Синичкин, или Провинциальная дебютантка» (1840).
Становление и развитие романтического и критического направлений в русском театральном искусстве было связано с творчеством многих артистов, в том числе великого актера Малого Императорского театра Павла Степановича Мочалова и ведущих актеров Александринского Императорского театра Александра Семеновича Яковлева, Василия Андреевича Каратыгина, Александра Евстафьевича Мартынова и выдающейся трагической актрисы Екатерины Семеновной Семеновой, которую современники называли «царицей русской сцены». Окончательное торжество реалистического направления в русском театральном искусстве было связано с творчеством великого русского актера Михаила Семеновича Щепкина (1788―1863), создавшего на сцене Малого Императорского театра замечательные образы Фамусова в грибоедовском «Горе от ума», городничего в гоголевском «Ревизоре», Муромского в сухово-кобылинской «Свадьбе Кречинского» и Кузовкина в тургеневском «Нахлебнике».
Первая половина XIX в. стала временем нового этапа в развитии русской музыкальной культуры, где особое место заняло камерно-вокальное искусство, развитие которого было связано с именами А.А. Алябьева, П.П. Булахова, А.Н. Верстовского, А.Е. Варламова, А.Л. Гурилева, братьев М.А. и Н.А. Титовых и других.
Александр Александрович Алябьев (1787–1851), которого по праву считают родоначальником жанра городского романса, был автором многих знаменитых романсов, написанных на стихи А.С. Пушкина, А.А. Дельвига, И.И. Козлова и П.Ж. Беранже — «Соловей», «Нищая», «Черкесская песня», «Зимняя дорога», «Вечерний звон», «Я вас любил» и других.
Петр Петрович Булахов (1822―1885) вошел в историю русского музыкального искусства как автор многих знаменитых романсов, песен и элегий, в том числе «Не пробуждай воспоминаний», «Гори, гори, моя звезда», «Вот на пути село большое», «Тройка», «Не хочу» и ряда других.
Александр Егорович Варламов (1801–1848) был автором более двухсот романсов и песен, написанных на известные стихи А.В. Кольцова, М.Ю. Лермонтова, А.А. Фета и А.Н. Плещеева — «Не шей ты мне, матушка», «На заре ты ее не буди», «Горные вершины», «Белеет парус одинокий», «Река шумит», «Красный сарафан» и «Вдоль по улице метелица метет». Кроме того, он стал автором известного сочинения по вокальной методике — «Полной школы пения» (1840), а также составил очень интересный вокальный сборник обработок русских и малороссийских песен «Русский певец» (1845).
Александр Львович Гурилев (1803―1858), который написал такие популярные лирические бытовые романсы, как «Матушка-голубушка», «Однозвучно звенит колокольчик», «И скучно, и грустно», «Разлука» и много других.
Другим жанром музыкального искусства, возникшим в начале нового века, стал жанр водевиля, где особую роль сыграли А.А. Алябьев, А.С. Грибоедов и особенно А.Н. Верстовский, которые и по отдельности, и в соавторстве создали множество прекрасных водевилей, которые пользовались огромной популярностью у публики и не сходили с театральных подмостков на протяжении многих лет: «Бабушкины попугаи» (1819) «Новая шалость» (1822), «Хлопотун, или Дело мастера боится» (1824), «Кто брат, кто сестра» (1826) и другие.
В первой половине XIX в. дальнейшее развитие получил жанр оперного искусства, основы которого были заложены в конце прошлого века Е.И. Фоминым, В.А. Пашкевичем и Д.С. Бортнянским. Заметную роль в развитии этого музыкального жанра сыграли Алексей и Сергей Николаевичи Титовы, написавшие около двадцати опер, в том числе «Ям, или Почтовая станция» (1805) и «Крестьяне, или Встреча незваных» (1813); Катерино Альбертович Кавос, который был автором таких популярных опер, как «Князь-невидимка» (1805), «Илья-Богатырь» (1807), «Казак-стихотворец» (1812) и «Иван Сусанин» (1815); Александр Александрович Алябьев, автор знаменитых опер «Лунная ночь, или Домовые» (1823) и «Кавказский пленник» (1834) и Алексей Николаевич Верстовский, который разработал новый тип русской оперы и написал музыку к шести оперным либретто: «Пан Твардовский» (1828), «Вадим» (1832), «Аскольдова могила» (1835), «Тоска по родине» (1839) и другим.
В начале XIX в. продолжилось становление и другого музыкального жанра — балета, в развитии которого выдающуюся роль сыграл известный французский балетмейстер и танцовщик Шарль Луи Дидло, который более четверти века возглавлял балетную труппу Российских императорских театров и поставил десятки балетных спектаклей, в том числе «Аполлон и Дафна», «Зефир и Флора», «Роланд и Моргана», «Амур и Психея», «Кавказский пленник» и другие.
В это же время многие русские композиторы, в том числе А.А. Алябьев, М.Ю. Виельгорский и А.Н. Верстовский, создали десятки крупных симфонических произведений, которые продолжили лучшие традиции этого музыкального жанра, заложенные в прошлом веке: кантаты «Торжество муз» (1825) и «Прощальная увертюра» (1830), симфония «Большой гимн» (1831), увертюра «К открытию Малого театра» (1841) и многие другие.
Заметную роль в развитии русского музыкального искусства играли Михаил и Матвей Юрьевичи Виельгорские, которые стали учредителями «Русского музыкального общества». Их дом на протяжении сорока лет был центром музыкальной жизни северной столицы, где устраивались прекрасные музыкально-поэтические вечера, в которых принимали активное участие А. Рубинштейн, Ф. Мендельсон, Р. Шуман, Г. Венявский, Г. Берлиоз и многие другие русские и европейские композиторы.
Самое почетное место в развитии русского музыкального искусства первой половины XIX в. принадлежало великому русскому композитору, родоначальнику реалистического направления в русском музыкальном искусстве и основателю национальной композиторской школы Михаилу Ивановичу Глинке (1804–1857). Он родился в родовом имении Новоспасское Смоленской губернии в состоятельной дворянской семье и с юных лет был направлен на учебу в Петербургский благородный пансион при Главном педагогическом училище, где брал уроки игры на фортепиано и скрипке у Д. Филда, Ш. Майера и Ф. Бема.
После окончания учебы он был определен на службу в Министерство путей сообщения, но вскоре оставил государственное поприще и полностью отдался игре на фортепьяно, часто посещая музыкальные салоны А.А. Дельвига, В.Ф. Одоевского и братьев Виельгорских. В 1830 г. М.И. Глинка уехал в Италию, а затем в Германию, где познакомился с выдающимися европейскими композиторами В. Беллини, Ф. Мендельсоном, Г. Доницетти, а также знаменитым музыкальным теоретиком З. Дена, у которого в течение целого года брал уроки по теории композиции. Вернувшись в Россию, он начинает работу над первой своей оперой «Жизнь за царя», премьера которой состоялась в Мариинском театре в ноябре 1836 г., и вызвала настоящий восторг у столичной публики. В 1837 г. он становится капельмейстером Придворной певческой капеллы и одновременно начинает работу над новой оперой «Руслан и Людмила». Премьера этой оперы состоялась в ноябре 1842 г., но на сей раз она встретила довольно холодный прием у публики.
В 1844 г. М.И. Глинка вновь уезжает за границу и живет сначала в Париже, а затем в Мадриде, где создал несколько прекрасных увертюр, навеянных народными испанскими мотивами, в том числе «Арагонская хота» (1847) и «Воспоминания о летней ночи в Мадриде» (1848). В 1848 г. он вновь возвращается в Россию и пишет здесь несколько знаменитых романсов: «Не искушай», «Сомнения», «Я помню чудное мгновенье», «В крови горит огонь желанья», «Не пой, красавица, при мне», а также симфоническую фантазию «Камаринская», инструментальную пьесу «Вальс-фантазия» и знаменитую «Патриотическую песню», которую, в противовес такой же знаменитой торжественной песне «Боже, Царя храни» А.Ф. Львова, считали неофициальным гимном Российской империи.
Достойным преемником М.И. Глинки, который продолжил традиции реалистического направления в русском музыкальном искусстве, стал его знаменитый ученик, выдающийся русский композитор Александр Сергеевич Даргомыжский (1813–1869). В юные годы, получив первые азы музыкального образования у М.И. Глинки, по мотивам знаменитого романа В. Гюго «Собор Парижской богоматери» он написал свою первую оперу «Эсмеральда» (1837―1841). Профессиональным сочинительством А.С. Даргомыжский занялся только в 1843 г., когда оставил службу в Министерстве императорского двора и уделов.
Практически сразу после отставки он пишет несколько романсов — «Я вас любил», «И скучно, и грустно», «Свадьба» и «Ночной зефир», которые принесли ему первую известность и успех. А затем он уезжает в Германию, где в течение четырех лет берет уроки композиции у двух известных европейских композиторов Д. Мейберга и Д. Обера. Вернувшись в Россию, А. Даргомыжский пишет новую оперу-балет «Торжество Вакха» (1848), а чуть позже создает несколько известных остродраматических и комических романсов, наполненных социальной тематикой и едкой сатирой: «Старый капрал», «Мельник», «Червяк», «Без ума, без разума» и «Титулярный советник». Наконец, в 1855 г. по мотивам известной драмы А.С. Пушкина он написал самую знаменитую свою оперу «Русалка», первая постановка которой оказалась не очень удачной и не принесла ее автору заслуженного успеха.


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *